Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 77056

стрелкаА в попку лучше 11344

стрелкаВ первый раз 4934

стрелкаВаши рассказы 4463

стрелкаВосемнадцать лет 3227

стрелкаГетеросексуалы 9138

стрелкаГруппа 13104

стрелкаДрама 2744

стрелкаЖена-шлюшка 2389

стрелкаЗапредельное 1459

стрелкаЗрелый возраст 1578

стрелкаИзмена 11725

стрелкаИнцест 11529

стрелкаКлассика 345

стрелкаКуннилингус 3078

стрелкаМастурбация 2125

стрелкаМинет 12893

стрелкаНаблюдатели 7799

стрелкаНе порно 2884

стрелкаОстальное 1037

стрелкаПеревод 7459

стрелкаПереодевание 1239

стрелкаПикап истории 686

стрелкаПо принуждению 10496

стрелкаПодчинение 6879

стрелкаПоэзия 1465

стрелкаПушистики 146

стрелкаРассказы с фото 2285

стрелкаРомантика 5489

стрелкаСекс туризм 482

стрелкаСексwife & Cuckold 2372

стрелкаСлужебный роман 2380

стрелкаСлучай 9945

стрелкаСтранности 2667

стрелкаСтуденты 3528

стрелкаФантазии 3203

стрелкаФантастика 2713

стрелкаФемдом 1329

стрелкаФетиш 3148

стрелкаФотопост 787

стрелкаЭкзекуция 3151

стрелкаЭксклюзив 325

стрелкаЭротика 1833

стрелкаЭротическая сказка 2440

стрелкаЮмористические 1511

Эбби и Чарли
Категории: А в попку лучше, Животные, Инцест
Автор: болтун
Дата: 18 ноября 2023
  • Шрифт:

Эбби слезла с велосипеда и внимательно огляделась. Берег озера, обычно забитый отдыхающими жителями городка, был сегодня пустынен. И неудивительно – середина рабочей недели. Эбби строго посмотрела на сидевшего у её стройных длинных ног огромного черного ротвейлера:

– Чарли, охранять! Слышишь, охранять!

Пёс тут же уселся у велосипеда и уставился на юную хозяйку с немым обожанием. Эбби улыбнулась:

– Какой же ты нетерпеливый, Чарли...

Пробравшись через камыши, девушка выбралась на пятачок чистого песка у самой воды и снова огляделась. Стена камышей зеленой стеной заслоняла её от берега. Удовлетворенно кивнув, она быстро стащила с себя футболку и бросила её на песок. За ней последовали короткие джинсовые шортики и трусики. Обнаженная девушка медленно вошла в воду...

Эбби была капитаном группы поддержки футбольной команды и очень красивой девочкой. Роскошные светлые волосы, огромные голубые глаза, пухлые губы – при виде Эбби члены мальчиков начинали неудержимо расти в брюках. А уж когда она наклонялась... Груди девочки были велики не по годам и буквально рвались на свободу из тесных футболок, заставляя отцов, приезжающих за своими чадами, незаметно поправлять увеличившиеся ширинки. Когда она прыгала на уроках физкультуры, миссис Адамс, преподавательница, закусывала губу – большие упругие шары так и подпрыгивали под тонкой футболкой. Несмотря на замужество и двоих детишек, миссис Адамс была бисексуальна (тщательно скрывая это) и была совсем не прочь затащить в постель эту симпатичную девочку. А мальчики перед сном яростно мастурбировали, представляя Эбби в совершенно непристойных позах...

Искупавшись, девочка вышла из воды и прилегла на траву. Совершенно обнаженная, она не боялась быть застигнутой в таком виде – камыши надежно скрывали её. Распластавшись, девочка с удовольствием вздохнула – купаться полностью обнаженной ей нравилось всегда. Прикрыв глаза, она расслабилась.

Тихо шелестел камыш. Руки Эбби погладили нежную кожу грудей. Она знала, как мальчикам нравится смотреть на её большие упругие шары и поэтому нарочно не надевала лифчика, позволяя грудям свободно подпрыгивать при ходьбе. Пальчики девочки слегка сжали упругую плоть.

– Им так нравится пялится на мои сиськи! – прошептала она, поглаживая груди, – Как они бы хотели их увидеть...

Да, именно так! Однажды Эбби совершенно случайно подслушала разговор двух незнакомых мужчин. Оба они были старше её отца, но то, как они разговаривали, совершенно потрясло девочку. Эти два незнакомца, как поняла она, делились впечатлениями о какой-то женщине, с которой оба они... Даже сейчас румянец выступил на щеках девочки!

Боже, это было так грубо и неприлично! В своих тайных мечтах Эбби занималась любовью с красивым мужчиной – нежно, долго и страстно. Она мечтала о ласках, поцелуях, нежных объятиях... Но то, о чем говорили эти два незнакомца, совершенно не соответствовало её идеальной картинке! Они говорили такие ужасные вещи, которые она с подружками не видела даже в том грязном журнале, который Синди стащила у старшего брата. Они тогда, жутко краснея и смущаясь, с хихиканьем рассматривали ужасно пошлые картинки, где мужчины выставляли напоказ свои большие толстые палки и гладили их руками. Синди тогда сказала, что таких больших не бывает и это просто пририсовали в редакции...

А эти мужчины... Боже, неужели они делали всё то, о чем рассказывали друг другу?! Эбби провела руками по большим упругим грудям. Тонкие пальчики нащупали маленькие твердые сосочки.

– А-а-ах! – тихо вздохнула она. Пальцы нежно теребили соски. В голове одна за другой возникали невероятно пошлые сцены. Разве такое может быть – чтобы женщина, к тому же замужняя, делала это сразу с двумя мужчинами? И они рассказывали, что ей это очень нравилось...

Рука словно сама по себе скользнула между ножек. Пальчики нащупали нежные лепестки, и тут же один из них скользнул между ними. Зубки Эбби прикусили еще по-детски пухлую нижнюю губу, сдерживая стон. Боже, как там всё мокро!

В возбужденном воображении проносились невероятно картины невероятного разврата. Словно какой-то злой волшебник осуществил тайные мечты и фантазии...

...Двое больших сильных мужчин стоят напротив неё, стоящей на коленях, и их огромные палки смотрят ей прямо в лицо. Боже, какие они большие и толстые, с налитыми кровью головками! Они говорят, чтобы она взяла их в руки. И девочка покорно берет в ладони две этих громадины. Какие они горячие! Мужчины говорят, чтобы она ласкала их руками. И Эбби начинает делать как те мальчишки за школой, которых она увидела полгода назад – стискивает их руками и двигает кожу на них туда-сюда. Какие же они горячие и твёрдые! Мужчины кладут свои ладони на её груди, и только сейчас девочка замечает, что стоит на коленях совсем голой. Боже, как это стыдно – она совсем без одежды перед взрослыми мужчинами ласкает их большие вставшие члены...

Широко раздвинув ножки, самая привлекательная девочка школы нежно мастурбировала свою девственную щелочку, прикрыв глаза. Голенькие половинки попки ерзали, приминая траву, а рука тискала упругие, не по-детски большие груди. Приглушенные стоны то и дело вырывались из её ротика. Мокренькая киска, еще не познавшая член, буквально истекала любовной влагой. А воображение уносит юную развратницу всё дальше...

...Эбби не видит их лиц – они словно затянуты пеленой. Но теперь они так грубы и нетерпеливы! Им мало её ладоней, огромные толстые дубинки ждут другой ласки. Один из мужчин запускает пальцы в её светлые волосы и притягивает её голову к своему члену. Нет-нет, она не хочет этого, она не может сделать это ртом! Но рука всё наклоняет и наклоняет её голову, и вот уже багровая головка касается её губ, насильно втискивается между ними и... Ох, неужели она делает это?! Большой толстый член раз за разом входит в её ротик! Это очень страшно, стыдно и... Какое-то новое ощущение... Мужчина с силой вырывает из её рта свой мокрый член, и второй входит в её рот нагло и бесцеремонно. Внутрь-наружу, внутрь-наружу... Они то меняются, входят то глубоко, то запихивают его за щёчку, то шлепают ими по щекам и губам, приказывают сосать как маленькой грязной шлюшке...

...Эбби лежала на боку, зажав обе ладони между ног и крепко зажмурив глаза. Всё её тело крупно вздрагивало от спазмов накатывающего оргазма. Пальчики безостановочно теребили мокрую девственную щелочку, а из горла вырывалось тоненькое поскуливание. Камыши раздвинулись с легким шелестом, и из них высунулась любопытная морда Чарли. Наклонив набок большую голову, он с удивлением посмотрел на юную хозяйку, лежащую на траве. Почему она снова так странно себя ведет? И какой знакомый запах идет от неё! Выждав минуту, ротвейлер осторожно, крадучись вышел из камышей и припал к траве. И в этот момент Эбби кончила с громким протяжным стоном...

...Да, она сосёт их большие толстые дубинки, раз за разом погружая их в свой рот. М-м-м, какие они классные! «Я ваша соска!» – говорит она, поднимает глаза и чуть не вскрикивает. О Боже! Это же... её папа! А рядом стоит её дядя, мамин брат, дядя Джейк! И это их огромные члены она только что сосала! Какой ужас! Но почему ей не хочется останавливаться? Разве она не должна немедленно прекратить это?! Но папа ласково гладит её по волосам, говорит, что она очень хорошая девочка и делает всё правильно, и что им с дядей Джейком всё нравится. А дядя Джейк наклоняется, мнёт в руках её груди и говорит, что она очень красивая и сексуальная девочка!

...О Боже, это просто невыносимо! Попка Эбби ритмично двигались вверх-вниз навстречу пальчикам, терзающим мокрые чавкающие губки. Пальцы второй руки тискали груди, ласкали сосочки, твердые и маленькие. Ох, как же это приятно! Ещё чуть-чуть...

...Она стоит на четвереньках, совершенно голая. Папа говорит, чтобы она не боялась ничего, потому что сейчас он будет любить её, а она должна быть очень хорошей девочкой и пошире открыть ротик для дяди Джейка. И вот папа раздвигает её ягодицы руками и одним толчком вставляет в её писечку свой член. Эбби широко распахивает глаза, но рот уже занят членом дяди Джейка. И эти два самых любимых мужчины со стонами двигают своими большими толстыми членами!

Тело девочки выгнулось дугой. Оргазм накрыл её словно океанская волна. Эбби задрожала словно в лихорадке, громко всхлипнула и обмякла...

– Боже, Чарли! – пробормотала девочка. Её взгляд был устремлён между крепких задних лап ротвейлера – туда, где из мехового мешочка уже показался ярко-алый заостренный кончик, – Неужели тебе так часто хочется?

Пёс часто дышал, вывалив язык и внимательно глядя на юную хозяйку. Эбби улыбнулась и, повернувшись на бок, поднесла руку к пухлым губам. Розовый язычок обильно смочил слюной тонкие пальчики, и девочка аккуратно провела ими между упругих половинок попки. Затем, внимательно осмотревшись, она быстро встала на четвереньки и, обернувшись, похлопала себя по попке:

– Ко мне, мальчик! Любить! Ну, давай же! Любить! – шёпотом позвала она. Пёс заученным движением закинул передние лапы на талию молодой хозяйки, крепко обхватив её. Переступив задними лапами, он сделал несколько резких движений задом, и высунувшийся заостренный кончик ткнулся в нежные губки. Эбби проворно прикрыла ладошкой вход в вагину и, согнув ноги, опустила оттопыренные ягодицы ниже, подставляясь под быстро растущий член своего четвероногого любовника. Ярко-алый заостренный кончик члена уперся в тесно сжатый узелок девичьего ануса, мокрый от слюны, и Эбби судорожно выдохнула. Чарли снова переступил задними лапами и выгнулся. Наполовину вылезший из шерстяного мешочка член ещё не приобрел полный размер, и его заостренная головка легко преодолела тесную преграду. Одним движением пёс втиснулся в попку юной хозяйки и замер.

– А-а-а-ах! – не то простонала, не то всхлипнула Эбби. Как же ей нравился этот первый момент проникновения! Горячая пульсирующая дубинка быстро наливалась мощью и силой в попке, расширяя её. Чарли шумно дышал, вывалив язык, но не двигался. Тесное жаркое отверстие плотно облегало его растущий член, но он знал, что пока двигаться пока нельзя – молодая хозяйка всегда жалобно скулила, когда он начинал двигаться раньше. Но вот она сама двинула попкой...

...– О-о-ох... Чарли... милый... о-о-о-ох! – стонала самая красивая девочка школы, сношаемая в попку её домашним любимцем. Полные тяжелые груди девочки раскачивались взад-вперед в такт сильным толчкам пса подобно спелым плодам. Ротвейлер не торопился – он был дрессированным псом и хорошо знал, что нужно хозяйке. Его большой распухший член коротко и сильно вонзался между упругих оттопыренных ягодиц.

Боль и наслаждение смешивались в головке Эбби причудливым коктейлем. Осознание того, что она занимается чем-то невероятно постыдным и развратным, о чем даже не могут предположить окружающие, возбуждало юную школьницу. О, сколько бы её знакомых мальчиков хотели бы сейчас оказаться на месте Чарли! Распаленное мастурбацией воображение девочки рисовало шеренгу вздыбленных мужских членов, готовых вонзиться в её нежное тело и двигаться, двигаться, двигаться... Ох, видел бы сейчас её папочка! Вот такую – голую, всю в испарине, стонущую с Чарли на спине!...

Движения пса ускорились. Крепко зажав лапами талию хозяйки, Чарли быстрыми толчками вгонял член в тесную жаркую девичью попку. Громадный, темно-красный, весь покрытый синеватыми прожилками член безжалостно таранил анус юной хозяйки, влетая внутрь. Ещё рывок, ещё и ещё... Эбби со стоном упала грудью на траву, содрогаясь от нахлынувшего оргазма, а внутри попки быстро вырос крупный, размером с мужской кулак узел, накрепко соединяя кобеля и его хозяйку. Горячие струйки семени без остановки заполняли внутренности Эбби, и пес замер, тяжело дыша. Потом ловко перевернулся задом к Эбби, совершенно не боясь, что узел выскользнет из такого тесного и жаркого отверстия хозяйки...

Девочка медленно приходила в себя от сокрушительного оргазма, доставленного ей Чарли. Ох, Боже, её кобель был просто превосходным любовником! Попку просто распирало от погребённого в ней члена, и это было так... так развратно! Эбби приподнялась и через плечо посмотрела на Чарли:

– Тебе понравилось? – шёпотом спросила она. Чарли оскалился, словно улыбаясь. – Ты такой бесстыдный, Чарли! – всё так же шёпотом произнесла она, сдерживая улыбку, – Ты ведь почти каждый день делаешь это... Неужели тебе так это нравится?

Девочка попыталась отстранится от пса, но узел крепко держал их. Чарли с интересом смотрел на попытки хозяйки освободиться от его члена, прекрасно зная, что сейчас это у неё не получится. Знала это и Эбби. Покачиваясь взад-вперед, она особенно остро ощущала огромный член ротвейлера, погребенный внутри. Глаза девочки затуманились.

– У тебя такой большой, Чарли! – пролепетала она, – Такой твёрдый...

Пальчики Эбби уже потирали мокрую пуговку клитора. При каждом движении назад толстый раздувшийся член пса жестко массировал матку через тоненькую перегородку. Закусив губу, Эбби ритмично двигала попкой, словно нанизываясь на толстенный член своего домашнего любимца.

– Чарли, я сейчас..., – юная хозяйка не успела договорить и кончила с негромким протяжным стоном, прижав пальчиком клитор.

– Боже, Чарли, это так хорошо! – с трудом восстанавливая дыхание, девочка с улыбкой посмотрела на своего любимца, – Может, ты уже отпустишь меня?

Пес шагнул вперед, и уже обмякший узел с громким хлопком выпрыгнул из юной попки, заставив её хозяйку ойкнуть. Сфинктер тут же упруго сомкнулся, и анус Эбби принял прежний, совершенно невинный вид, словно не в него только что закачали изрядную порцию семени. Чарли тут же принялся вылизывать быстро уменьшающийся в размере член.

Эбби поднялась и, переступая, натянула трусики и шорты. Девочке пришлось потрудиться, чтобы большие упругие шары грудей удобно разместились под туго натянувшейся футболкой. Чарли сидел рядом и, высунув язык, наблюдал за юной хозяйкой. Эбби присела и чмокнула пса в мокрый нос.

– Спасибо, милый! – юная красавица нежно погладила питомца по голове, – Надеюсь, тебе было так же хорошо, как и мне. Но если ты будешь приставать ко мне при маме, то больше не пойдешь со мной гулять! – и девочка ещё раз чмокнула Чарли в нос.

Юная красавица Эбби неспешно катила на велосипеде, а рядом сильными упругими прыжками нёсся её любимец...

* * *

Оставив велосипед у крыльца, Эбби поспешила в дом. Трусики сзади промокли, и девочка торопилась принять душ, опасаясь, что вытекающее из попки семя Чарли может промочить и шортики. К тому, что произошло у озера, она относилась как к совершенно нормальному явлению. Чарли стал её любовником два года назад, и секс был для девочки просто необходим. Да, конечно, поначалу член Чарли был велик для узенькой девичьей попки, но постепенно этот гигант стал приносить массу приятных ощущений. И самое главное – всё это оставалось тайной для окружающих! Подружки Эбби берегли свою невинность от посягательств похотливых мальчиков, мучаясь от собственного возбуждения и делясь друг с другом секретами мастурбации. Пальцы, флакончики, тюбики – всё, что могло заменить мужской орган, входило в мокрые девственные щелочки, и Эбби было прекрасно осведомлена о любовных пристрастиях подруг. Не выдерживая всплеска гормонов, девочки вступали друг с другом в любовную связь, и часто родители какой-нибудь Эмили или Джессики бывали ошарашены, застав дочь совершенно обнаженной со своей подругой в позе 69...

Все подруги Эбби были поражены её спокойствию и неприступности в отношении противоположного пола, даже не догадываясь, что четвероногий семейный любимец регулярно сношает свою юную хозяйку, давая ей такую нужную сексуальную разрядку.

Вспорхнув по лестнице в свою комнату, девочка поспешила в ванную. Да, так и есть – сзади на шортиках расплывалось большое мокрое пятно.

– Сколько же он кончил? – пробормотала Эбби, держа в руках мокрое белье. Но делать было нечего – бросив трусики и шорты в корзину для белья, Эбби стянула топик и шагнула в душ. Тщательно намылив тело, она осторожно провела ладошкой по ложбинке между ягодиц. Пальчики скользнули к задней дырочке, сразу отозвавшейся приятной болью. Два пальчика легко скользнули внутрь, приоткрыв тайный вход, и девочка закусила губу – о-о, это было так приятно! В самом начале их отношений с Чарли это было довольно болезненно – большой член причинял немало боли, но сейчас попка легко принимала член хвостатого любовника, доставляя массу приятных ощущений. Вот и сейчас девочке стоило большого труда не увлечься ласками – сейчас, после члена Чарли, попка вполне способна принять и три, и четыре пальчика, и даже... О-ох, нет, об этом лучше не думать! Перед внутренним взором Эбби встал крепкий толстый член папы...

Нет, это было совершенно невыносимо! Закусив пухленькую губку, Эбби закрыла воду и взяла с полки флакончик дезодоранта. Нерешительно повертев его в руках, она вернула его на полку. Да, после Чарли этот тонкий флакон вряд ли мог удовлетворить её! А вот этот длинный толстый баллончик с папиным гелем для бритья... Он такой большой, но... Поставив ногу на бортик, девочка наклонилась и, оттопырив попочку – совсем как те развратные женщины в журнале! – завела руку за спину и...

– О-о-о-ох! – громко простонала она – направленный точно в «цель» алюминиевый цилиндр легко скользнул в разработанное заднее отверстие.

– О-о-о-о, как хорошо... Да-а-а! О-о-о, да, папочка... Сильнее... Да-а-а! О-о-о, боже..., – стонала Эбби, размеренно двигая баллончиком в попке и отчаянно мастурбирую свою девственную щелочку, – Да, папочка... Сделай мою попку! Да-а, хорошо-о-о... Вот так! А-а-ах! О-о-о-ох! Да-а-а!

Жар от насилуемой флаконом попки волнами расходился по телу девочки. Да, эта штука была больше и «дубинки» Чарли, и члена папы, но...

Перед зажмуренными глазами девочки проносились невероятно пошлые картины того, что бы могло произойти прямо здесь, в этой ванной! Вот сейчас, ещё немного...

– Эбби?! Боже, что ты делаешь?!

Голос отца прозвучал словно гром. Не веря этому, девочка уставилась на стоящего перед ней отца, который в свою очередь изумлённо смотрел на неё.

– П-папа... что ты здесь делаешь? – пролепетала Эбби, от шока даже не пытаясь прикрыться.

– Я услышал стоны и поднялся сюда, – не менее растерянно произнёс отец, пытаясь осознать, что он только что увидел, – Боже, милая, что ты...

Мгновенно покрасневшая как помидор Эбби торопливо выпрямилась и попыталась прикрыть торчащие как камешки соски на больших упругих грудях.

– О боже, папа! Выйди немедленно! – сердито выпалила она. Отец кивнул и торопливо шагнул из ванной.

Эбби быстро извлекла из попки флакон. Боже, что она наделала! Наверняка папа слышал её стоны, и если он скажет про это маме... Щёки девочки горели от стыда...

* * *

– Боже, милый... Тебе следовало бы хотя бы постучаться! – Синтия, лежа на супруге, с трудом восстанавливала дыхание. Член в её вагине был по-прежнему твёрд, а из полураскрытой попки медленно вытекала сперма.

– Она так стонала... Я думал, что-то случилось, – отозвался Кевин, нежно поглаживая спину и ягодицы жены.

Синтия вздохнула:

– Дорогой, она уже взрослая девочка... Уж будь впредь более деликатным! – она выпрямилась и игриво повиляла попкой, – Ого, какой твёрдый! Это Эбби тебя так завела, милый?

– Что ты такое несёшь?! – Кевин сжал груди жены, – Она же наша дочь...

– Ага, можно подумать, что ты на неё не пялился, пока она шалила в душе! – хихикнула Синтия, размеренно двигая попкой. Толстый член мужа всегда заводил её, а уж сейчас, после его рассказа..., – Признавайся, извращенец, ты ведь дрочишь на нашу милую дочурку? – шутливо-угрожающим тоном продолжила она, продолжая двигать бедрами.

– Конечно, милая! – Кевин поиграл с напряжёнными сосками Синтии, – Каждое утро запираюсь в ванной, обматываю член её трусиками и дрочу... о-о-о-ох...

– Ты мерзкий грязный маньяк! – Синтия азартно двигала попкой, – О-о-о-о, да-а... Я представляю, как ты это делаешь... о-о-о-ох... дрочишь свой большой член... на Эбби... о-о-о-ой... а потом везёшь её в школу...

– Да-а, милая, – Кевин поймал ритм и начал двигать бедрами навстречу движениям жены, – О-о-о-ох, да-а-а... у неё такие пухлые губы... о-о-о-ох... и большие сиськи... а какая задница...

– А-а-ах... А-а-а-ай... о-о-о-ой... извращенец... я... сейчас... О-о-о-о, Боже-е-е! – Синтию затрясло в спазме накатившего оргазма.

– О-о-о, да-а-а! – эхом откликнулся Кевин, с наслаждением разряжаясь в жаркую пульсирующую тесноту...

Позже, лежа в постели, Кевин прошептал:

– Дорогая, надеюсь, ты не восприняла это всерьёз...

– Что именно? – отозвалась Синтия.

– Ну, мои слова про Эбби...

Синтия приподнялась на локте:

– Боже, Кевин, ты и в самом деле придаешь этому такое значение?

– Чему? – не понял Кевин.

– Тому, что ты сказал... Послушай меня, дорогой, только не перебивай. Наша девочка – настоящая красавица, и я прекрасно понимаю мальчишек, которые пялятся на её груди и попку. В этом нет ничего страшного, поверь! Не хочу смущать тебя, милый, но иногда и ты смотришь на неё как... как на женщину...

– Синтия, ты с ума сошла! – возмущённо начал Кевин, но жена перебила его:

– Нет, милый, – Синтия ласково погладила его по щеке, – Поверь, не стоит этого стесняться! Может, ты этого и не замечаешь, но утром, когда Эбби готовит завтрак, у тебя всегда встаёт...

Кевин поперхнулся:

– Дорогая, это совершенно не то...

Синтия прижала палец к его губам:

– Тс-с, тише, дорогой... Я же сказала, что это естественно! Она молоденькая красивая девочка, а ты полный сил мужчина... Твой член ведь не вставал, пока ты купал в ванной совсем маленькую... А сейчас она выросла...

– Боже, ты говоришь такие вещи, – смущённо пробормотал Кевин, – Это же так... так аморально... И ты говоришь, что это естественно? По-твоему, что я должен делать, если у меня... ну, эрекция? Вытащить член и сказать «прости, милая, у меня на тебя встал, можно я немного подрочу»?

Синтия хихикнула:

– Думаю, мы обе просто остолбенеем от такого зрелища! Для начала ты бы мог не судорожно прикрываться руками, как вчера, а просто..., – Синтия прижалась губами к уху мужа, –. ..позвать меня в другую комнату, и я бы быстро позаботилась о тебе!

– Не думаю, что смогу это сделать, – выдавил он, – И к тому же Эбби... Она же всё поймёт!

– Что именно?

– Ну, то, что это из-за неё...

– Ты такой наивный, – Синтия нежно провела ладонью по вялому члену супруга, – Можешь себе представить, но нам, женщинам, очень приятно знать, что большие мужские палки вскакивают на нас!

Она поцеловала мужа:

– Обещаю, милый, я поговорю с Эбби...

* * *

За столом царило молчание. Кевин давно уехал на работу, и Синтия уединилась с дочерью.

– Милая, я хотела бы поговорить с тобой...

Щеки девочки запылали.

– Мама... Папа рассказал тебе?

Синтия кивнула:

– Да, Эбби... И я считаю, что ничего страшного не произошло!

Глаза Эбби широко распахнулись:

– Мам, ты и вправду так считаешь? Но папа же видел, что я...

Наклонившись, Синтия ласково положила руки на ладони дочери:

– Дорогая, твой папа – взрослый современный мужчина. Мы оба прекрасно знаем, что ты умная красивая девушка, которой нужно время от времени сбрасывать сексуальное напряжение. Ты хранишь девственность, и это заслуживает уважение. Тем не менее ты уже стала девушкой, и тебе необходим секс. Ни я, ни папа ни в коем случае не осуждаем то, как ты это делаешь...

– Мама, но я... я представляла, что делаю это с папой, – смущённо выдавила девочка, – Это же ужасно!

– Милая, твой папа – привлекательный мужчина, и то, что ты представляешь себя с ним, неудивительно, – Синтия ласково погладила дочь по руке, – Скажу честно, ему было очень приятно...

– Он так сказал?! – изумлённо пролепетала Эбби.

– Да, конечно, – кивнула Синтия, – Любому мужчине было бы приятно... И, – она поколебалась, – Не знаю, стоит ли тебе говорить...

– Что-то случилось? – Эбби встревоженно уставилась на мать.

– Нет-нет, ничего страшного... Просто папа часто смотрит на тебя как... как на взрослую созревшую девушку. И сама понимаешь, к чему это приводит, – Синтия хихикнула.

– Я... я не понимаю, мама...

– Боже, милая, ты не могла этого не заметить!

– Чего?

Синтия картинно закатила глаза:

– Дорогая, у твоего папы всегда встает член, когда утром он видит твою попку!

– Ну, я замечала это, – Эбби тоже смущённо хихикнула, и мать присоединилась к ней, – Ты думаешь, это и вправду на... Ну, на меня?

– Конечно!

– Мама, это же ужасно! – несмотря на смущение, Эбби улыбалась, – Ты так спокойно об этом говоришь...

– Думаю, это тебе надо спокойнее реагировать на это, – парировала мать с улыбкой, – Твой отец не прыщавый подросток, он вполне может с юмором отнестись к этой ситуации... И, милая, уж прости, но баллончик с дезодорантом... Разве это хороший выбор?

– Папа и это заметил? – Эбби смущённо потупилась. Щёки её пылали.

– Конечно!

– И... и что же мне делать?

– Думаю, в специальных магазинах всегда найдется то, что тебе нужно...

– Мама! Ты что, хочешь чтобы я пошла в...

– Никуда не нужно идти, глупенькая! В каталоге мы всегда найдём то, что нужно...

Спустя час...

– Мама, это же так...

– Как?

– Не знаю... Я ужасно себя чувствую! Мы вместе с тобой листаем этот ужасный журнал в поисках... даже не знаю, как это назвать!

– Ну, конечно, баллончик лучше!

– Нет, но... Мам, скажи... А какой у папы, когда он... ну, ты понимаешь...

Синтия лукаво улыбнулась:

– Сейчас...

Она пролистнула страницу:

– Ну, примерно такой...

Глаза девочки расширились:

– Ничего себе, какой он большой!

– Да, очень приличный размер...

– Мам, я даже не знаю, – Эбби внимательно разглядывала страницу, – Он такой толстый...

– Ну никак не толще баллончика!

Эбби нерешительно кивнула, заливаясь краской. Синтия внимательно смотрела на дочь.

– Ты хочешь этот экземпляр?

– Наверное, да, мама...

– Ты уверена, что он не повредит... ну, тебя...

Девочка собралась с духом:

– Мам, я думаю, он мне подойдёт...

Синтия кивнула:

– Хорошо...

* * *

Захлопнув дверь своей комнаты, Эбби привалилась к ней спиной. Её внушительные груди часто вздымались, щёки горели от стыда и возбуждения. Боже, она и не думала, что мама и папа так спокойно отнесутся к этому! Ну почему мама дома?! Тело девочки дрожало от возбуждения. Нет, нужно как можно быстрее сбросить это напряжение!

Подрагивающие пальчики быстро расстегнули пуговицу на шортиках и скользнули вниз, за резинку трусиков. Ой, как же там жарко и мокро! Эбби изогнулась и сдавленно замычала, отчаянно теребя пальчиком между ножек. Да, вот так, сильнее...

Из двери в ванную высунулась любопытная морда Чарли. Он высунул язык и тяжело задышал. Ему хорошо был знаков этот аромат – запах молодой возбуждённой щелочки молодой хозяйки пьянил его, но воспитанный пёс не мог делать что-то без разрешения. Чарли скульнул и переступил лапами. Девочка подняла осоловевшие глаза.

– Нет, Чарли, – пролепетала она заплетающимся языком, – Мама дома... ох... и если она войдёт...

Пёс вышел из ванной, уселся на пол и жалобно заскулил. Между задних лап из мохнатого мешочка уже торчала заостренная красная головка, словно магнитом притягивая взгляд возбуждённой девочки.

– Чарли... о Боже..., – Эбби тяжело дышала, лаская себя, – Я же не могу... прошу тебя...

Головка уже вылезла из мешочка на добрых пять сантиметров.

– Я... я сошла с ума..., – Эбби с трудом встала и трясущимися руками стащила шорты до колен вместе с трусиками, – Только быстро, милый, очень быстро...

Она быстро опустилась на четвереньки, оттопырив попку, и прошептала:

– Любить, Чарли! Лю...

Договорить она не успела – сильные лапы тут же стиснули талию, заострённая головка ткнулась в ягодицу, в промежность, едва не попав в мокрую щёлочку. Эбби едва успела прикрыть её ладошкой, как член пса нашёл цель. Узелок ануса был мокр от любовной влаги, и член мохнатого любовника вошёл как по маслу. Эбби зажала себе рот рукой, вся содрогаясь от сильных толчков – Чарли яростно долбил её попку словно отбойным молотком, и это было... было... Эбби сотрясал оргазм за оргазмом, она сдавленно мычала, из последних сил сдерживая себя, стараясь не дать любовнику войти целиком.

И ей это удалось – увесистый шар раздулся до того, как Чарли успел вогнать его в попку юной хозяйки. Пёс замер, поскуливая – его член внутри мощно выплескивал в прямую кишку Эбби содержимое своих крупных яичек. Эбби стояла неподвижно, с наслаждением ощущая пульсацию внутри попки.

– Ты такой хороший, Чарли! – прошептала она, обернувшись.

– Эбби, с тобой всё хорошо? – раздался за дверью голос мамы, – Ты в порядке?

– Да, мам, всё нормально, – звонко отозвалась девочка, всё ещё стоя на четвереньках с любовником на спине, – Я сейчас...

Она ловко выскользнула из-под Чарли, который тут же деловито начал вылизывать свой член. Эбби успела застегнуть шортики прежде, чем раздался стук в дверь.

– Я в порядке, мама, – горящие щёки и блеск глаз дочери заставили Синтию улыбнуться, – Всё хорошо...

На шортиках сзади быстро расплывалось большое мокрое пятно...

* * *

– Ну и чудовище! – Кевин с изумлением смотрел на искусственный фаллос в руках жены, – Дорогая, это же просто монстр!

Синтия, сидя верхом на муже, хихикнула.

– Он определенно хорош! – она дразнящее обхватила пухлыми губами силиконовую головку, потом нежно вобрала в рот часть ствола.

– Эбби сама выбрала такую громадину? – член Кевина напряжённо пульсировал в попке жены.

– Представь себе! – Синтия выпустила член изо рта и несколько раз качнулась, с наслаждением постанывая, – Она попросила, чтобы он был похож на твой член... о-о-ох, дорогой...

– И она с ним... уже? – Кевин сжал в ладонях попку жены, с наслаждением ощущая жаркую тесноту попки, – Занималась...

–. .. сексом, милый! – Синтия размеренно покачивалась на муже, – Ты не поверишь... о-о-ох... но этот «папочка» трахает нашу малышку каждый день!

Глаза Кевина широко раскрылись от удивления:

– Неужели?!

Синтия положила «член» между грудей и сдавила его ими, продолжая двигаться.

– Знаешь, я тоже не утерпела... и попробовала «папочку», – Синтия тяжело дышала от возбуждения, – Сначала в рот... о-о-ох... потом в щелку... у-у-ух... а потом и в задницу...

– И как часто ты его пробовала? – Кевин сильными толчками двигался в заднице жены, – Часто ты изменяла мне с ним?

– Каждый... день..., – Синтия отбросила член и принялась сама насаживаться на член мужа, – Я... трахалась... с ним... каждый... де-е-ень...А-а-а-а!

Запрокинув голову, она кончила с громким стоном, содрогаясь всем телом от наслаждения. Анус судорожно сдавил член Кевина так, что тот не выдержал.

– О-о-о, чёрт! Я... я сейчас! – застонал он, и сперма толчком выплеснулась в попку жены, принося ей дополнительное удовольствие.

– Да-а, папочка... кончай... спусти мне в жопу... о-о-о, как хорошо! – стонала Синтия, ощущая толчки семени внутри, – Спускай свои горячие сливки... Да-а-а... Так хорошо-о-о-о!

Она без сил опустилась, прижавшись грудями к телу мужа. Оба тяжело дышали. Кевин покосился на головку фаллоса, зажатую между их горячими потными телами.

– Милая, он всё-таки слишком велик...

Синтия приподняла голову и хихикнула:

– Ты ревнуешь, дорогой? Потому, что он трахает твою жену и дочь? – она медленно, дразняще лизнула большую упругую головку, – Смотри, этот большой «папочка» трахает твоих девочек в их дырочки... Может, ты всё-таки скажешь ему «спасибо»?

Она медленно поднесла головку к лицу мужа. Кевин поколебался.

– Но это же...

– Это просто игрушка, милый, – прошептала Синтия, – Просто игрушка...

Кевин нерешительно приоткрыл рот и осторожно обнял губами упругий силикон. И это было вовсе не... Синтия жадно смотрела, как муж ласкает фаллос, уже побывавший сегодня в попке Эбби, и в ней самой. Между ног снова начало разгораться пламя желания. Как он это делает...

Выскользнувший из мокрой и растраханной задницы жены увядший член вздрогнул и начал медленно набирать силу...

* * *

– Наглец! – наигранно-возмущённо пискнула Синтия, когда ладонь мужа легонько шлёпнула её по обтянутой шортами попке.

Он обернулась от стола, который накрывала к завтраку, и попыталась хлестнуть супруга полотенцем. Но Кевин ловко увернулся и со смехом занял место напротив, через стол.

– Дорогая, ты такая аппетитная! – он вызывающе скользнул взглядом по фигурке жены.

– Сексуальный маньяк! – Синтия, улыбнувшись, показала мужу язык и, повернувшись, приспустила шорты. Оголив попку, она несколько раз вызывающе вильнула задом и едва успела натянуть их обратно, как в кухню вошла дочь.

– Мам, пап, привет! – Эбби с улыбкой посмотрела на веселящихся родителей. Какая же они хорошая пара – столько лет вместе, а всегда такие жизнерадостные. Девочка развела руки в стороны и потянулась. Тонкая футболка, и так туго натянутая объёмными грудями, едва не лопнула под их напором. Кевин судорожно сглотнул – соски на грудях дочери отчётливо вырисовывались под тканью. Его член, казалось бы, истомлённый ночными забавами, начал быстро наливаться.

Синтия, хихикнув, смотрела на мужа. Да, этот взгляд она хорошо знала – это не был взгляд заботливого папы, а нечто совсем иное! Значит, вот как действуют на тебя груди доченьки, наглый извращенец! А в этом есть что-то интересное...

– Сладкая, достань, пожалуйста, чашки! – произнесла она, любуясь свежим личиком дочери.

– Хорошо, мамочка! – ответила Эбби и повернулась к шкафу.

– На верхней полке, – подсказала Синтия и подошла к дочери.

Эбби привстала на носочки, дотягиваясь до верхней полки. Подол футболки пополз вверх, открывая взгляду Кевина молодые упругие ягодицы. Рука Синтии неожиданно приподняла подол ещё выше, показав отсутствие трусиков на попе дочери, и выразительно сжала юную ягодицу. Кевин шумно выдохнул – член уже налился кровью, и зрелище обнажённой попки дочери лишь добавило возбуждения.

– Мама! – возмущённо пискнула Эбби и игриво хлопнула мать по руке. Синтия выразительно посмотрела на мужа и хихикнула. Кевин сдержанно усмехнулся – член болезненно пульсировал, до предела налитый кровью. Не выдержав, он приспустил шорты и облегчённо выдохнул. Тумба стола надёжно прикрывала его от глаз жены и дочери.

Эбби, достав чашки, помогала матери, но Кевин то и дело скользим взглядом по прикрытой подолом футболки попке дочери. Почему она не носит трусиков дома? Он закусил губу. Чёрт побери, у него стоит как у подростка, впервые увидевшего обнажённую женскую плоть...

Неожиданно зазвонил мобильный Синтии, и та взяла трубку.

– Алло? О-о-о, боже мой, Карла! Как я рада тебя слышать! – она махнула мужу и быстро пошла в гостиную...

«Это минимум на полчаса», – подумал Кевин.

– Папа, садись, – Эбби смотрела на отца, – Всё готово...

Кевин бросил быстрый взгляд вниз. Чёрт, ну и эрекция!

– Милая, я, наверное, подожду маму...

Ушки Эбби неожиданно покраснели.

– Значит, это правда, – пробормотала она, и румянец начал заливать и щёки.

– Что правда? – растерянно сказал Кевин, наблюдая за быстро краснеющей дочерью.

– Мама говорила, что ты... что у тебя..., – девочка явно не могла подобрать слов, – Ну, когда видишь меня... То ты...

Она запнулась, потом медленно сказала почти шёпотом:

– Папа, у тебя... эрекция?

Кевин и сам почувствовал, как краснеет, словно пойманный за чем-то неприличным школьник.

– Эбби... Я не знаю, что там сказала мама, но... О, боже... Да, – совсем неожиданно ляпнул он.

Дочь подняла на него свои красивые глаза.

– Пап, ничего страшного, – она уже явно справилась с собой, – Я могу тебе как-то помочь? Тебе ведь нужно... ну, ты понимаешь...

Она снова смутилась. Из гостиной доносилась болтовня Синтии.

– Да, мне бы нужно..., – пробормотал Кевин. Рука уже словно сама по себе ласкала вздыбленный член, – Ты не могла бы повернуться?

Эбби, не говоря ни слова, повернулась. Рука Кевина сжала член, когда подол футболки снова пополз вверх, оголив чудесные половинки.

Девочка стояла, закусив губку. Между ножек полыхал костёр желания. Неужели в самом деле она так возбуждает папу, что... За спиной раздались шаги. Эбби вздрогнула, когда голую кожу попки коснулось что-то горячее.

– Спасибо, милая, – голос папы был таким хриплым и... Она даже не знала, как назвать это чувство, – Ты такая хорошая...

С колотящимся сердцем Кевин осторожно водил налитой головкой между упругих половинок попки дочери. Чёрт, как же это... Он не мог подобрать слов.

– Ты... тебе не неприятно? – хриплым шёпотом спросил Кевин.

– Нет, папа, – Эбби обернулась. Её расширенные зрачки и румянец выдавали возбуждение, – Тебе же нравится?

– Да...

– Можно я...

Не закончив фраза, девочка опустила ладони на ягодицы и раздвинула их. Кевин охнул, когда головка уткнулась в тесно сжатый узелок ануса дочери. Эбби отпустила ягодицы, и член Кевина оказался в жарком плену.

– Так лучше? – всё так же шёпотом спросила Эбби, глядя в глаза отцу, и закусила губу, – У тебя такой твёрдый, пап...

Кевин замер. Головка члена словно слилась в греховном поцелуе с анусом дочери, и он чувствовал, как пульсирует тесно сжатый сфинктер. Он осторожно просунул ладонь между своим животом и спиной дочери, обхватил член и несколько раз подвигал пальцами.

– Да, милая, – сдавленно выдохнул он. Возбуждение било в голову, и он чувствовал, как закипает семя внутри яичек. Сжав зубы, он ухватил дочь за талию и с силой надавил бедрами. Головка, преодолевая сопротивление, медленно втиснулась в анус дочери наполовину.

– Папа... папочка..., – пролепетала Эбби, с трепетом ощущая, как жарко пульсирует член отца в почти уже раскрытой попочке, – Мне больно!

– А-а-ах-х-х-х! – Кевин заскрипел зубами, но сдержаться уже не смог – из напряжённой, почти уже проскользнувшей в попку дочери головки тугими толчками выплеснулась сперма. Раз, другой, третий... Эбби вздрагивала, ощущая, как попка принимает жаркие выплески. Мокрая девственная щёлочка пульсировала жаром возбуждения.

Кевин с трудом отстранился от дочери. Мокрая головка увядающего члена легко покинула плен сфинктера, тут же закрывшегося.

– Спасибо, сладкая! – Кевин наклонился и чмокнул дочь в макушку. Эбби повернула голову, и он увидел счастливую улыбку на её милом личике.

– Да, папочка, – глаза дочери словно светились, – Мне... мне нужно...

Она быстро скользнула к выходу, и Кевин услышал, как быстро протопотали по лестнице её шаги. Он едва успел заправить в шорты член, как на кухню вошла Синтия.

– Что-то случилось? – она лукаво посмотрела на мужа, – Эбби так спешила...

– Ничего, дорогая, – Кевин улыбнулся, – Всё в порядке...

– Да-а? – Синтия, игриво покачивая бедрами, подошла к нему и плавно опустилась на колени, – Сейчас посмотрим...

Она одним движением сдёрнула шорты с бёдер мужа и уставилась на мокрый от спермы член. Потом наклонилась и ласково чмокнула его.

– Кажется, кое-кто только что сбросил напряжение, – Синтия подняла голову и посмотрела на мужа, – Интересно, мне осталось что-то?

Кевин сдавленно застонал – жаркий рот жены мягко, но настойчиво вобрал в себя его мокрый мягкий член...

* * *

Тяжело дыша, Эбби захлопнула за собой дверь и привалилась к ней спиной. Боже, наконец-то! Папа решился на это! И у него такой большой...

Мысли вихрем проносились в голове девочки. После того случая в ванной она боялась, что папа сочтёт её за... Боже мой, как она тогда трусила! А на самом деле папа любит её, любит по-настоящему! Ещё бы чуть-чуть, и он бы взял её как мужчина, своим большим твёрдым членом...

Закусив губку, Эбби засунула руку между ног и застонала. Какая же она мокрая и развратная! Пальчики лихорадочно терзали клитор, волна возбуждения поднималась по телу, между ножек жарко пульсировало...

Из ванной высунулась морда Чарли. Пёс радостно оскалился, увидев юную хозяйку, и подбежал к её ногам. Эбби словно во сне ощутила толчок мокрого носа к колено. Опустив голову, она посмотрела на собаку.

– Чарли... милый..., – голос её заплетался, а пальчики продолжали разгонять по телу волны похоти, – Я не могу сейчас... папа с мамой внизу... Ой, что ты... делаешь...

Собачья морда бесцеремонно втиснулась между ножек, ощутив знакомый запах. Пёс шумно втянул носом воздух и неожиданно лизнул пальчики девочки, зацепив и край мокрой нижней губки.

– Ча... Чарли... что ты делае-е-ешь..., – жарко прошептала Эбби, раздвигая пальчиками розовые мокрые лепестки, облегчая шершавому языку пса доступ, – Внизу же...

И словно откликаясь на её слова, снизу послышался приглушённый мамин стон. Он был едва слышен, но Эбби отчётливо расслышала его. И терпеть больше сил не было – язык Чарли ритмично ласкал её девственную щёлку, доводя девочку до исступления.

– Чарли, я... я так хочу... сейчас...

Эбби решительно оттолкнула морду пса, шагнула к центру комнаты и одним движением опустилась на четвереньки, задрав полу футболки.

– Любить, Чарли! Любить! – громким шёпотом произнесла девочка и шлёпнула себя по ягодице.

Пёс быстро подскочил к хозяйке и принюхался к подставленной попке. Эбби улыбнулась – Чарли явно чувствовал запах папиной спермы. Широкий шершавый язык прошелся по нежным губкам и анусу, и девочка, ахнув от удовольствия, выгнулась как кошка. Чарли раз за разом проводил языком по сокровенным местам юной любовницы, отмечая про себя новый необычный вкус и запах, исходивший от неё. Девочка напряглась и легонько пукнула. Пёс жадно слизал выступившую из ануса слизистую жидкость, из шерстяного мешочка меж задних лап уже показался острый красный кончик. Чарли тут же привычным движением забросил передние лапы на спину девочке, крепко ухватил ту за талию. Острая головка начала тыкаться в упругие молодые ягодицы, ища вход. Эбби, ахнув, прикрыла ладошкой вход в вагину...

...– Да-а-а, папочка! – Синтия, опершись руками о столешницу, сильнее оттопырила зад и дразнящее вильнула им, – Ты так хочешь мою попку? О-о-о-ох, какой ты грязный извращенец...

Кевин, крепко держа в ладонях талию жены, размеренно двигал членом, до предела погружаясь в жаркую мокрую пещерку.

– Да, милая, хочу твою попку! – прохрипел он и сжал в ладони упругую объёмную ягодицу, – Будешь сосать у меня, маленькая сучка?

– О-о-о, да-а-а! – проскулила Синтия, повиливая задом. – Я отсосу тебе, папочка! О-о-о-о, как хорошо-о-о... Ещё, папочка! Ещё...

Кевин несколько раз сильно двинул бёдрами, вызвав у жены стон наслаждения. Ухватив Синтию за плечи, он начал долбить её вагину сильными размеренными толчками.

– Ты... маленькая... папина... дырка..., – в такт толчкам сдавленно шипел он, – Моя сучка...

– Да, папа... да... о, боже... да..., – вскрикивала Синтия, – Хорошо... папа... ещё... я твоя сучка... долби меня... я твоя дырка... о-о-о-о, как хорошо...

Такого напора от мужа она не ожидала, и это было так чудесно и развратно! Член Кевина безжалостно таранил её хлюпающую вагину, раз за разом вызывая горячие спазмы внутри, и Синтия уже не могла сдерживаться.

– Папочка... о-о-о-о, папочка..., – задыхаясь, вскрикивала она, – Так хорошо... засади мне... какой у тебя... о-о-о, боже!... какой большой хуй... папа... вставь мне... сильнее, папочка...

Лицо Кевина стало багровым от прилившей крови, он сильно и яростно насаживал вагину жены. Слова обычно такой сдержанной и воспитанной Синтии заводили его всё сильнее.

– Маленькая сучка! – рычал он, – Ты хочешь меня? Хочешь мой хуй? Скажи... скажи...

– Да, папа! – Синтия обернулась, глаза её были широко раскрыты, – Засади мне посильнее! Тебе нравится моя дырка? Нравится, папочка? Она для твоего большого хуя, папочка! Папина дочка для папиного хуя! О-о-о-о, какой ты твёрдый! Тебе хорошо в моей дырке?

– Очень хорошо, моя милая! – Кевин сдерживался изо всех сил, – Такая жаркая... такая тесная... хочу её! Хочу всё твои дырки! Моя маленькая сучка!

Синтия выгнулась, и оргазм накрыл её как океанская волна. Вздрагивая в руках мужа, она кончала, и под крепко зажмуренными глазами проносились то, детское...

...её тонкие детские пальчики, всё перепачканные в сперме, сжимающие толстый мясистый член, и голос дедушки: «Ты так хорошо подоила его, милая...»

...сильные пальцы деда в её трусиках, и эти такие приятные движения в девственной щёлочке, от которых хочется стонать...

...бас деда: «Скажи «а-а-а», милая!», вкус семени на губах и языке и горячие потёки на щеках...

...голый дедушка, сжимающий в кулаке свой громадный напряженный член, и свои собственные широко раздвинутые ножки. «Обещаю, тебе понравится, крошка!»...

...и этот толстый член, медленно и размеренно двигающийся в до предела растянутой щёлке. «Ты совсем выросла, моя малышка!» И собственный задыхающийся стон: «Да, ещё... ещё...»...

– Да-а-а-а, папочка! – закричала она, обхватывая мужа за шею и содрогаясь всем телом.

– Да-а-а-а! – зарычал Кевин, выплёскиваясь в жаркую пульсирующую вагину.

– Да-а-а-а! – сдавленно застонала Эбби, ощущая сквозь оргазм, как семя Чарли выплёскивается глубоко в её попку, отчаянно мастурбируя, – Папочка, да-а-а-а!

* * *

– Дорогой, всё в порядке? – Синтия с улыбкой смотрела на мужа.

– Д-да, всё хорошо! – Кевин незаметно, как ему казалось, поправил оттопырившуюся ширинку брюк.

Эбби, стрельнув глазами, хихикнула.

– Да, папа, у тебя определённо всё в порядке! – нарочито дразнящее произнесла она.

– Милая, тебе пора в школу! – Синтия погрозила дочери пальцем.

– У-у-у! – дочь капризно скорчила гримаску, но послушно встала и пошла к выходу, поигрывая попкой. Короткий подол футболки едва прикрывал молодые упругие ягодицы, и Кевин буквально пожирал их глазами. В дверях Эбби остановилась и обернулась:

– Папочка, я скоро буду готова, – подол футболки медленно пополз вверх, обнажая ягодицу полностью, – Отвезёшь меня в школу?

– Ну-ка марш одеваться! – в голосе Синтии, однако, не было и намёка на строгость, – Конечно, он отвезёт тебя...

Эбби игриво прыснула и скользнула в двери.

– Малышка явно заигрывает с тобой, – Синтия с интересом наблюдала за покрасневшим лицом мужа.

– Ты думаешь, это хорошо? – Кевин с трудом справлялся с участившимся дыханием.

– Думаю, что тебе стоит подняться в её комнату и попросить помочь с одним делом, – Синтия выразительно посмотрела на оттопыренные брюки мужа.

...– Я могу войти, милая? – произнёс Кевин, с трудом владея собой, после стука в дверь.

– Да, папочка! – послышался из-за двери голосок дочери.

Кевин нажал на ручку двери. Эбби стояла спиной к нему, уже одетая в школьную форму. Она обернулась на звук открывшейся двери.

– Я готова, пап! – взгляд девочки скользнул вниз, и глаза её расширились.

– У меня небольшая проблема, милая, – с трудом выдавил Кевин, стараясь не смотреть в красивые глаза дочери, – Видишь ли...

– Да, папочка, вижу, – голос Эбби подрагивал, – Прости, я не думала, что ты так... ну, отреагируешь... Я не хотела тебя так... это как-то само собой... Папочка, как мне помочь?

Она подошла к стоявшему столбом отцу и нерешительно взяла его за руку. Кевин не двигался, закаменев от напряжения.

– Эбби, ты не могла бы..., – голос Кевина заметно дрожал, –...встать... словом, на колени...

Он не ожидал этого, но дочь с готовностью опустилась перед ним на колени. Лицо девочки оказалось прямо напротив его оттопыренной ширинки. Тонкие пальчики Эбби осторожно коснулись «молнии», и вздыбленный член словно сам по себе вырвался из тесного плена, уставившись в лицо девочки багровой головкой. К удивлению отца, она не отшатнулась, а с любопытством осмотрела напряжённый пенис.

– Папочка, он такой большой! – в голоске дочери Кевин уловил восхищение, – Можно его потрогать?

– Да, моя девочка, – выдохнул Кевин, всё ещё не веря в реальность происходящего.

Тонкие пальчики Эбби обхватили член. Девочка медленно сдвинула кожицу, оголив головку, потом так же медленно вернула её на место.

– Так интересно, – прошептала она и начала двигать рукой...

...Эбби не верилось, что всё это по-настоящему. Папа сам пришёл к ней в комнату и попросил помочь! Вот это да! И какой же у него большой! Теперь понятно, почему мама так стонет – если меньший по размерам член Чарли иногда всё же причиняет боль, то такая дубинка, как у папочки... Хотя эта «игрушка», которую они купили вместе с мамой, уже побывала в её попке, и это было совсем не больно, а очень-очень приятно. А как интересно открывается головка! Эбби украдкой посмотрела на лицо отца. Нет, видимо, папе нравится то, как она это делает.

– Тебе хорошо, папочка? – лаская член, прошептала Эбби, – Я всё делаю правильно?

– О-о-о, да, малышка! – с трудом сдерживаясь, выдавил Кевин, – Ты очень хорошо всё делаешь... милая моя...

Рука девочки задвигалась быстрее, и отец с трудом сдержал стон. Боже, его маленькая Эбби делает сейчас нечто настолько невообразимое, что... Ох, он же сейчас... Нет-нет-нет, ещё немного!

Эбби с любопытством смотрела, как большие яички отца приподнялись и прижались к твёрдому стволу пениса. Она быстрее задвигала рукой, восхищаясь твёрдости отцовского члена.

– Папо...

Договорить девочка не успела – Кевин сдавленно застонал, и из багровой головки прямо в её приоткрытый ротик брызнула тугая белёсая струя семени. Эбби замерла, а член продолжил яростный обстрел – горячие брызги шлёпались на пухлые губы девочки, падали на щёки, носик, дважды горячий сгусток упал на лоб. Красивое личико Эбби теперь финал горячего порнофильма.

– Ой, папа! – пролепетала девочка, не выпуская член из ладони, – Ты так много... то есть я не знала, что...

– Ничего, маленькая, – Кевин с трудом восстанавливал дыхание, – Ты мне очень помогла...

Эбби радостно улыбнулась.

– Правда? Я так рада! Но мне нужно умыться...

– Да, конечно, – Кевин улыбнулся, – Я подожду тебя внизу...

Эбби смотрела в зеркало на своё перепачканное спермой лицо и улыбалась. Да, это и в самом деле чудесно! Она сделала то, чего так хотела! Девочка провела пальцем по щеке, собирая сперму, и медленно облизала его. Вкус был совершенно не таким, как у семени Чарли – солоноватее и гуще, но всё равно приятным...

...– Папочка, ты такой довольный! – Синтия хихикнула, глядя на улыбающееся лицо мужа, – Видимо, малышка помогла папочке?

Кевин не выдержал и тоже прыснул от смеха.

– Боже, дорогая, откуда эта пошлость? – сквозь смех выговорил он, – В последнее время ты такая...

– Какая же? – Синтия игриво блеснула глазами.

– Такая развратная!

– Ох, какой ужас! – она наигранно округлила глаза и прижала ладони к щекам, – Папочка жалуется, что я развратна! А может, он скажет, чем сейчас занимался наверху с малышкой Эбби?

Кевин покраснел:

– Дорогая, я и в самом деле не хотел...

– Ну да, ты не хотел, – перебила его Синтия, подойдя вплотную, – И как же ты её не хотел? – ладонь жены ласково сжала его член, – Скажи, милый, ты не хотел её в её чудесный ротик, а? Или между её больших упругих сисек? – член под ладонью Синтии быстро твердел, – О, наверняка ты не хотел свою малышку Эбби между её пухлых булочек? Как она сделала это, дорогой?

Кевин судорожно выдохнул.

– О-о, папочка дал нашей Эбби в сладкий ротик? – догадалась Синтия, и её голос стал хрипловатым от возбуждения, – И, конечно, она попробовала горячие папочкины сливки?

– Д-да...

– Пап, мам, я готова! – звонкий голосок Эбби заставил родителей отпрянуть друг от друга.

– Поехали, милая, мы опаздываем! – Кевин судорожно поправил топорщащиеся брюки...

* * *

Едва за мужем и дочерью захлопнулась дверь, Синтия судорожно выдохнула. Возбуждение, охватившее её, не проходило. Что происходит? Она сама послала мужа наверх к дочери, слышала его стон и понимала, что там произошло. И это было так непристойно и так... возбуждающе! Синтия сдёрнула с себя топик и сжала в ладонях груди, сдавив соски пальцами. Да, всё повторяется, совсем как тогда, когда мама...

Перед глазами Синтии словно промелькнули кадры – стоящая на четвереньках обнажённая мама и дедушка, весело подмигивающий ей: «Смотри, милая, как это делается!» И мамины стоны от сильных размеренных толчков: «Да, папа... ещё... о-о-о, какой ты...» Нет, нужно немедленно что-то...

Синтия быстро поднялась по лестнице в комнату дочери. Возбуждение кипело в крови, нетерпение било в голову как вино. Где же Эбби его хранит?

«Папочка» лежал в верхнем ящике комода. Торопливо сорвав с себя шорты, Синтия схватила фаллос. Длинный толстый пенис упруго пружинил под пальцами, и возбуждение всё больше охватывало её. Разумеется, член мужа был меньше, чем эта роскошная «игрушка» – тогда, выбирая вместе с Эбби по каталогу этого «папочку», она солгала дочери. Но обманывать саму себя было бессмысленно – то, что она сейчас держала в руках, в точности имело тот самый размер...

Член, ставший первым в её жизни. Именно его она впервые взяла в рот, и именно его сперму она впервые попробовала на вкус... Именно он сделал её женщиной... Именно он под её стоны и слёзы вошёл в попочку, сделав её своей...

Член деда.

Синтия опустилась на колени и закрепила упруго качнувшийся фаллос на полу. Потом быстро оседлала его и, ухватившись, медленно, с наслаждением насадилась истекающей щёлкой.

– О-о-о, дедушка... какой же ты большой! – простонала она, стискивая груди и размеренно, не спеша насаживаясь на упругую «плоть».

Да-а, вот так, медленно... Именно так он любил «делать» её и мамочку... Не спеша, размеренно, пока она не начинала кончать на его толстенном стволе... Да, именно так! После школы, не спеша, прямо на обеденном столе... И потом, когда она сосала папин член и член брата... И потом, когда она приезжала из колледжа на каникулы. О-о-о, тогда она была готова не слезать с этих чудесных больших членов! И дед, и папочка, и Джейк – её мужчины, сильные, умелые, заботливые мужчины...

Оттопырив зад, стискивая пальцами торчащие от возбуждения соски, Синтия размеренно насаживалась на уже мокрый от соков фаллос, распирающий до предела её щёлочку.

– Да-а-а, папочка... ещё... какой ты..., – хрипло стонала она, не в силах сдерживаться. Чёрт возьми, как же это хорошо! Её задница выписала «восьмёрку», и упругий силикон внутри коснулся потаённых мест, заставив Синтию откинуть голову и застонать. Да, вот так, ещё... Папа так любил, когда она сидела верхом делала это попкой...

В щель между дверью и косяков протиснулась морда Чарли. Пёс с любопытством рассматривал старшую хозяйку, сидящую на полу. Только почему она стонет и так странно двигается? Обоняние подсказало, что женщина перед ним пахнет так же, как и молодая хозяйка, когда готова к случке и зовёт его. Уже четыре дня прошло, а молодая хозяйка ни разу не произнесла такой знакомой команды! Так, может, быть...

Синтия, тяжело дыша, совершенно обессилев, лежала на полу, с высоко задранной попкой. «Папочка», весь мокрый, ещё покачивался. Совершенно неожиданно влажный и шершавый язык широко прошёлся по приоткрытой, истекающей влагой щёлочке. Синтия взвизгнула от неожиданности и подскочила, но язык всё же успел пройтись второй раз по её дырочке.

– Чарли, засранец! – Синтия развернулась и возмущённо уставилась на пса, который, высунув язык, весело смотрел на неё, – Ты меня напу... О-о-ой, что ты делаешь?!

Не обращая внимания на её окрик, пёс деловито сунул нос между её раздвинутых ног и снова прошёлся широким языком по промежности.

– Наглец! – Синтия со смехом отпихнула его морду, – Дамский угодник!

Пёс снова толкнул её руку носом и лизнул. Синтия протяжно охнула – язык Чарли прошёлся точно между нежными губками, основательно зацепив клитор. Жаркая волна пробежала по телу Синтии.

– Чарли, ты... Что ты делаешь? – Синтия слабеющей рукой снова попыталась отпихнуть настырную морду собаки, – Я же... О-о-ох, ты... ты нахал... нагле-ец...

Язык пса раз за разом проходился между ног, вызывая волны возбуждающего жара во всём теле. Это совершенно не походило на то, как это делал Кевин – жёстче, грубее, но странно возбуждающе. Опершись на локти, Синтия откинула голову, раздвинув ноги, предоставив языку Чарли свободу. Пёс тут же с удовольствием принялся за любимое занятие. Чавкающие звуки в комнате быстро смешались с оханьем Синтии.

– Боже... Чарли... прошу тебя... не надо..., – бормотала она, соловеющими глазами глядя на голову пса, – Зачем ты это... о-о-о-о, господи... это же так грязно... не надо...

Сделав усилие, Синтия оттолкнула морду пса и перевернулась на живот, намереваясь встать. И это было ошибкой! Едва она приподняла попку, как на её спину обрушились сильные лапы. Что-то горячее и острое ткнулось в голое бедро раз, другой и наконец...

– Чарли, нет! Прошу тебя! Не надо! – взвизгнула Синтия. Её глаза округлились, когда она ощутила, как что-то горячее вошло в её щелочку, – Не-е-ет!

Придавив спину женщины лапами к полу, Чарли переступил лапами и под громкие стоны быстро задёргал задом. Быстро растущий член влетал в мокрую вагину Синтии как челнок швейной машины, бесцеремонно и грубо.

– Чарли, нет... прошу... о-о-о... а-а-а-ах... что... ты... о-о-о! – сотрясаясь всем телом, вскрикивала Синтия. Жаркие волны возбуждения и сознание того, что её насилует пёс, смешались в её голове. Боже, что происходит?! Острая головка безжалостно таранила её матку, толстый горячий ствол бесцеремонно распирал вагину до боли, мощные лапы с силой давили, прижимая к полу. Это было так мерзко... грязно... противоестественно... И просто офигенно!

Пёс сильным толчком до упора вонзил член в мокрую щелочку и взвизгнул, придавив Синтию к полу.

– Чарли... что... что это?! – глаза Синтии округлились. Что-то большое и горячее быстро росло в её вагине. Она попыталась освободиться, но пёс был сильнее.

– О-о-о... что это? – снова пролепетала Синтия. Чарли убрал лапы с её спины и ловко повернулся. Синтия вскрикнула – распухший узел в вагине провернулся, плотно удерживая её в «замке» с любовником. Они стояли, прижавшись задами друг к другу, тяжело дыша...

Синтия осторожно повернула голову. Взгляд упал на зеркало, в котором отразились совершенно обнажённая женщина и пёс, соединенные в противоестественной связке.

– О, Боже! – прошептала Синтия. Горячий пульсирующий член внутри был огромен! Такой гигант был в ней лишь однажды, ещё на первом курсе колледжа, когда её на одной из вечеринок соблазнил чернокожий старшекурсник Джимми. Да, тогда они покувыркались на славу!

Синтия чуть сдвинулась и застонала. Острый кончик погребённого в её вагине члена задел шейку матки, и вместе с болью это принесло какое-то новое, извращённое удовольствие. Она осторожно опустилась грудью на пол, практически повиснув на члене любовника. Да-а, вот это размер! Просунув руку между ног, Синтия легонько потёрла клитор и застонала от наслаждения.

– О-о-о-ох, чёрт побери! – Синтия шумно выдохнула, – Какой же ты большой, милый!

Чуть повиливая попкой, она начала ласкать себя, с наслаждением ощущая внутри твёрдую громадину. Оказывается, у неё под рукой живёт превосходный любовник таким здоровенным «прибором»!

– А-а-ах... о-о-о-ох...

Чарли заскулил – жаркая дырочка начала сокращаться, ритмично сдавливая его член под стоны старшей хозяйки. Да, видимо, он всё сделал правильно – младшая хозяйка издавала такие же звуки. Значит, теперь можно делать это и со старшей...

– О-о-о, я сейчас... сейчас... Да-а-а! – громкий стон Синтии разнёсся по дому. Её колотило крупная дрожь, а влагалище судорожно стискивало член, безостановочно накачивавший её семенем. Чарли взвизгнул, переступил лапами, но узел накрепко соединял их...

Лишь когда Синтия кончала в третий раз, мокрый пенис с хлюпаньем вырвался из нежных объятий. Чарли тут же развернулся и принялся тщательно вылизывать вытекающую из раскрытой вагины Синтии сперму.

– Ты такой заботливый, милый! – мурлыкнула Синтия, оттопыривая попку навстречу широкому шершавому языку, – Ох, что ты делаешь...

Она не испытывала ни малейшего дискомфорта. Наоборот, волны оргазма невероятно взбодрили её, и то, что впервые в жизни она занималась любовью с собакой, лишь придавало остроты этим новым ощущениям. Язык Чарли, проходящийся по её натруженной киске, то и дело задевал чувствительную розетку ануса, заставляя Синтию вздрагивать от удовольствия. Наконец пёс оставил своё занятие и, усевшись, принялся вылизывать свой пенис.

Синтия с трудом поднялась на ноги и, не одеваясь, побрела в ванную комнату. В висящем на стене зеркале отразилась женщина с растрепанными волосами, горящими глазами и довольным выражение на лице. Одним словом, словно настоящая...

–. ..сучка! – полные губы Синтии раздвинулись в улыбке, – Тебя хорошо отодрали, милая! Как настоящую суку!


66122   67 107  Рейтинг +9.66 [77] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ:

Комментарии 8
Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора болтун