Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 75795

стрелкаА в попку лучше 11199

стрелкаВ первый раз 4844

стрелкаВаши рассказы 4388

стрелкаВосемнадцать лет 3154

стрелкаГетеросексуалы 9043

стрелкаГруппа 12931

стрелкаДрама 2635

стрелкаЖена-шлюшка 2310

стрелкаЗапредельное 1416

стрелкаЗрелый возраст 1484

стрелкаИзмена 11503

стрелкаИнцест 11308

стрелкаКлассика 327

стрелкаКуннилингус 2815

стрелкаМастурбация 2072

стрелкаМинет 12675

стрелкаНаблюдатели 7645

стрелкаНе порно 2773

стрелкаОстальное 1002

стрелкаПеревод 7227

стрелкаПереодевание 1213

стрелкаПикап истории 663

стрелкаПо принуждению 10345

стрелкаПодчинение 6642

стрелкаПоэзия 1456

стрелкаПушистики 141

стрелкаРассказы с фото 2192

стрелкаРомантика 5410

стрелкаСекс туризм 466

стрелкаСексwife & Cuckold 2322

стрелкаСлужебный роман 2324

стрелкаСлучай 9824

стрелкаСтранности 2636

стрелкаСтуденты 3494

стрелкаФантазии 3156

стрелкаФантастика 2643

стрелкаФемдом 1119

стрелкаФетиш 3105

стрелкаФотопост 781

стрелкаЭкзекуция 3102

стрелкаЭксклюзив 282

стрелкаЭротика 1758

стрелкаЭротическая сказка 2407

стрелкаЮмористические 1494

Массаж. День второй
Категории: Женомужчины
Автор: Korrin
Дата: 21 октября 2017
  • Шрифт:

День прошел в обычных заботах. Вчерашние события оставили своеобразное послевкусие — горьковатое, и в тоже время приятное. Было — и прошло. Надежды и мечты — дело такое, непредсказуемое, иногда сбываются, но чаще всего — нет.
Никаких предчувствий и предвкушений на сегодняшний вечер у меня не было. Этакий совершенно рабочий настрой — да, будет приятно, да, будут новые ощущения от использования пробки, но не более.
Хотя часть этих самых новых ощущений я уже прочувствовал. Дорога к медцентру занимала минут сорок, на метро это было быстрее и проще, чем машиной — и всё это время пробка была во мне, и от станции надо пройти полкилометра. Пусть она и не большая, но пробка постоянно двигалась внутри, буквально вдавливая в меня искры удовольствия и поддерживая возбуждение.
Интересно, зачем мне вообще процедура, если весь этот час пробка мне ту самую простату активно массирует? Ну, специалисту виднее. Доверимся нежным и сильным пальчикам Татьяны Сергеевны.

Впереди было еще девять процедур, и даже сами они по себе более чем хороши. Даже через несколько часов после процедуры внутри приятно тянуло, вызывая возбуждение и пробуждая яркие фантазии. Что ни говори, а чувствуется рука мастера, очень хорошо чувствуется.
Улыбнувшись получившемуся каламбуру, я постучал в дверь кабинета. На часах было почти без четверти шесть, без пары минут, и если верить просмотренному в регистратуре расписанию — у Татьяны Сергеевны я сегодня точно последний посетитель. В графике на сегодня у неё была прописан приём с 12—00 до 18—00.
Дверь мне открыли почти сразу. В образе медсестры никаких изменений — всё тот же халат, чулочки, никакой косметики, веселые кудряшки, стянутые в хвост, и холодный прищур серых глаз. Разве что духи другие — насыщеннее, более цветочные, что ли, сладковатые. И еще — туфельки на каблуке сантиметров в пять, сделавшие и так хорошую фигурку женщины еще ярче.
Без дополнительных указаний отдал массажистке карточку, и пошел за ширму. Как я и думал — пробка за час движения «выдавила» из привставшего члена порядочно секрета, который, к счастью, не промочил насквозь плавки.

Раздевшись, выложил смазку и новый комплект перчаток, я занял уже привычную позу. Локти и колени — на кушетке, расслабил шею, прикрыл глаза. Попытался было расслабить и ягодицы, но получалось пока не очень — пробка дразнила и держала мышцы в тонусе.
За этими попытками я пропустил момент, когда за ширму зашла Татьяна Сергеевна. Отвлёк от бесполезных стараний только шум воды в раковине. Гул сушилки, и на мой зад легли тонкие сильный пальчики, слегка раздвигая «булочки» и открывая полный доступ к поблескивающему смазкой анусу.
Пробка задвигалась внутри меня — медсестра, крепко держа её за шляпку, начала аккуратно вытягивать её наружу, еще больше растягивая колечко мышц. Чтобы я не отклонялся назад, она уперлась в ягодицы другой ладошкой — пробка в месте фиксации была два сантиметра, в самом широком же — все четыре. И потому шла не очень легко.
Наконец-то пройдя расширение, пробка чуть ли не выскочила и ануса. Как я говорил раньше — смазка у меня качественная, и продержаться час для неё, не теряя свойств — не проблема.

Аромат ванили и прохладные капли, текущие по ложбинке к анусу невольно вызвали яркие воспоминания о вчерашней процедуре. О да, сейчас во мне снова окажутся такие сильные и нежные пальчики! Они заполнят эту тянущее чувство пустоты, что появилось в лишившейся пластика попе.
К моему удивлению, в анус вошли не пальцы, а снова же гладкий пластик пробки. Несколькими неторопливыми фрикциями Татьяна растерла смазку и я снова ощутил, как четыре сантиметра пробки растягивают мне анус.
Ээ... а это зачем? Приятно, конечно, когда делаешь эту процедуру не сам, но всё равно — зачем?
Даже не видя результата часового использования плага, я понимал, что мой «внутренний мир» вполне доступен и с лёгкостью впустил бы пальчики внутрь.
И ещё, что-то еще смущало меня в происходящем.

Перчатки! Я не слышал, чтобы медсестра их распаковывала и надевала. Да и ладошка, что сейчас упирается мне в левую ягодицу — точно без латекса, я даже чувствую прикосновения ноготков. Они коротко подстрижены, по понятной причине, но почувствовать всё равно можно.
Может, просто работать с пробкой в них неудобно?
Вряд ли, перчатки я тоже покупал достаточно качественные, плотно облегающие пальцы, и вчера Татьяна вполне могла их оценить.
За время моих размышлений пробка еще пару раз повторила свой путь от самых глубин наружу, и сейчас лежала на кушетке у меня между ног, покачиваясь на округлом боку и поблескивая смазкой.
Ну вот, сейчас уже наконец-то начнется.

Каково же было моё удивление, когда вместо треска вскрываемой упаковки перчаток, я услышал звук расстёгиваемой молнии.
Молния?
Эээ...
Халат?
Глянув за спину, я увидел совершенно выбивающее из отрешенного равновесия зрелище. Сброшенный халатик болтался на спинке стула, а женщина, на которой остались только чулочки, неторопливо растирала смазку по прикрепленному к специальным трусикам страпону.
На губах её играла легкая улыбка, на щечках — румянец, в глазах — мечтательное предвкушение. Крупные темные сосочки задорно торчали вверх на маленькой, размером едва ли в единичку, груди.

Обратив внимание на мой взгляд, Татьяна вопросительно приподняла бровь и кивком приказала отвернуться снова в стену. И если я хоть что-то понимаю в этой женщине, она вовсе не спрашивала, согласен ли я или нет на предстоящий процесс, вопрос был «а ты почему вообще развернулся?».
Теперь-то понятно, почему туфельки с каблуками, а не мягкие тапочки как вчера.
Теперь-то понятно, почему в конце смены, и зачем была нужна пробка, и почему перчатки так и валяются нераспакованными.
На поясницу мне легла прохладная ладошка, подвигая меня ближе к краю кушетки и приопуская попу чуть ниже.
После чего

без малейших колебаний и сомнений
направляемый уверенной рукой
усиленный движением роскошных бёдер
на ванильной ноте
под сдвоенный стон
в мой разгоряченный и растянутый анус
проскользнул
пусть и искусственный
но всё же теплый
рельефный
упругий
и просто великолепный
член!

«И потом началась бешеная скачка».
Ага, сейчас. Три раза.
По легкому дрожанию пальчиков у меня на пояснице, по изменившемуся дыханию, было понятно, что Татьяна очень сильно возбуждена. Она сдерживалась, она была аккуратна и не тороплива. И этой самой «скачки» ей очень хотелось.
Но! Она входила в меня нежно.
Головка страпона была сантиметра три в диаметре, и прошла внутрь без каких либо препятствий — сладкая часовая пытка пробкой отлично подготовила меня для такого вторжения. Дальше у пластикового члена шло небольшое сужение, и потом диаметр снова рос, до пяти сантиметров в основании. Я вспомнил такую модель — видел её в магазине, когда выбирал для себя игрушку полгода назад. Тогда она показался мне слишком большой, а сейчас же — сейчас я всё больше и больше выгибал спину, чувствуя как эта штука всё глубже и глубже погружается внутрь, растягивая, массируя, даря удовольствие и негу.

Остановка. Хоть мне и казалось, что меня посадили на кол, я прекрасно понимал, что страпон не прошел даже половины своего размера.
Тихий, свистящий вздох сквозь сжатые губки, — и игрушка пошла наружу, оставляя чувство пустоты и неудовлетворённости. И хоть секунду назад мой зад ныл от растягивающей боли, то сейчас совершенно не хотел выпускать из себя рифлёный, оплетённый венами, член. Я попробовал напрячь мышцы, как и вчера, чтобы удержать его в себе, но мои жалкие потуги были просто проигнорированы. А попытка податься еще назад была остановлена второй ладонью женщины, уперевшейся мне в ягодицы.
Татьяна Сергеевна любит контроль — чтобы всё было именно так, как хочется ей, и никакой самодеятельности и инициативы.
Полностью выскочив из ануса, страпон тут же пошел вперед, в глубь, внутрь, в

меня — неторопливо и неостановимо, как поток вулканической магмы. В этом движении чувствовалась уверенность в собственных силах — рано или поздно, но он обязательно войдёт в меня полностью. А раз так — то и торопиться некуда.
Татьяна размеренна и методична.

Страпон не останавливался ни на секунду, и хоть порой и были мгновения неприятных ощущений, но мне ни разу не пришлось останавливать его движение из-за боли, что, кстати, регулярно происходило при играх с подружкой. Теперь ясно, почему женщина не позволяла мне шевелиться и менять позу — я бы ей только мешал и делал бы себе больнее.
Татьяна знает и умеет.
Судя по тому, с каким изяществом и силой она в меня входила — практиковалась она в своих умениях часто. Уже упоминаемая мной подружка, даже после трех недель активных «тренировок», так не двигалась — часто останавливалась, сбивалась, движения были мелкие и какие-то торопливые, менялся угол входа и глубина.

Сейчас же — ровно, гладко, вперед, до упора, а потом еще на сантиметр глубже, отвоёвывая всё новый и новый рубежи, неспешно преодолевая сопротивления сфинктера. А потом наружу — даря краткий отдых и массируя крупной головкой горящие внутренности.
Смазка, свистящий вдох, впивающиеся в меня пальцы,
ваниль, поскрипывание кушетки, вздрагивающие мышцы
жар внутри, аромат духов, едва сдерживаемые стоны,
капельки пота на висках, снова лужица секрета подо мной,
и нежный шелк чулок, наконец-то прикоснувшейся к моему заду.
Она во мне полностью!

Крупные яйца страпона, прохладные, в брызгах разлетавшейся смазки, прильнули к моим, приподнимая и их и наполненный удовольствием член. Сладкая боль растянутого ануса, смешиваясь с теплом рук, с напряжением мышц, с чувством наполненности и дикого возбуждения, рождала внутри огромный шар удовольствия.
Татьяна вжалась в меня, вгоняя и так полностью вошедший член до упора, после чего начала неспешно вращать бедрами.
Аааа!!! Аааа!!! Черт!!!
Круговые движения сменить короткими толчками в самой глубине, и снова вжать до упора и несколько раз прокрутить по кругу.
Мгновение передышки — и еще раз, и еще!

Я же во время этой пытки даже дышать толком не мог. Поток боли, едва едва заглушаемый накопленным удовольствием, затопил меня полностью, выжимая из глаз слезы и заставляя стискивать зубы. Единственное что не позволяло мне заорать и соскочить с адской, разъебывающей мне внутренности, дубинки — так это стоны, почти не сдерживаемые стоны женщины. bеstwеаpоn Не знаю, что именно чувствовала — но ей точно было очень хорошо. Каждое движение её члена вызывало не только вспышку боли во мне, но и глубокий, чувственный стон в ней. Было впечатление, что не она двигается во мне, а я в ней, лаская самые чувствительные и самые потаённые места.
В момент, когда я уже собирался сорваться, пытка закончилась — быстрым и плавным движением страпон полностью вышел из меня. Но — ненадолго. Глубоко вдохнув и крепко сжав меня за талию Татьяна начала двигаться назад и вперед, короткими движениями одной головки растрахивая мой и так порядочно растянутый анус.
Головка ныряла вовнутрь и тут же выходила наружу, даря ни с чем несравнимое удовольствие, буквально выбивающее из головы боль от только что вытерпленной экзекуции.

С каждым тактом этот стальной безжалостный механизм по имени «Татьяна Сергеевна» увеличивал и увеличивал амплитуду, и совсем скоро страпон входил в меня полностью — от головки до основания, и тут же стремительно выныривал обратно.
И если минуту назад я чуть ли не орал от боли, то сейчас уже не сдерживаясь, стонал от удовольствия.
Боль давно ушла. Каждое скользящее проникновение толстого и упругого страпона рождало разбегающиеся по всему телу волны горячего удовольствия. Капельки секрета разлетались с моего болтающегося члена во все стороны — я снова тёк как последняя шлюшка, ничего не видя и не слыша вокруг. Только азартные Танины стоны, только шлепки бедер о зад, тяжелое дыхание, пот, смазка и агрессивный неутомимый член, долбящий мой анус.
Чуть ли не до крови вонзив в меня ногти, женщина заставила меня остановиться и замереть, снова вогнала страпон до самого корня, и начала двигать его кругами. Теперь это уже не вызывало такой боли — растраханный бешенной скачкой анус спокойно принимал в себя широченный у основания пластиковый фаллос.

Круговые движения сменились мелкой, едва ощутимой дрожью — так же вчера дрожали во мне её пальчики. Татьяна двигалась, но вогнанному в меня члену это движение почти не передавалось. А еще она тихонько постанывала. Стоны становились все быстрее и тише, и наконец женщина застыла, глубоко уйдя в собственные ощущения и чувства.
Я тоже не шевелился и старался даже не дышать, чувствуя как крупная дрожь бьет крепко прижатые ко мне бедра, как стекает пот с её животика на мою задницу, и как судорожно подрагивают всё еще вжатые в меня пальцы.
Секунда, вторая, третья, женщина расслабилась и с тихим стоном легла на меня. Страпон от этого немного вышел, давая мне возможность вдохнуть. Острые торчащие соски уперлись мне в спину, едва ли не царапая её, горячее дыхание обожгло затылок. Татьяна глубоко и устало дышала — столь интенсивный «массаж» не прошел для неё даром. Влажный от пота животик едва ощутимо вздрагивал от последних волн оргазма.

Одна её ладошка не спеша нырнула мне подмышку и нашла сосок, а вторая уверенно взялась за член. Несколько легких движений пальчиками, едва заметное движение фаллоса внутри — и всё копившееся во мне напряжение, удовольствие и жар бурным потоком ввинтилось мне в мозг, взорвалось там огненным фейерверком, потом хлынуло наружу, практически выключая сознание.
Оргазм накатывал снова и снова. Снова вогнанный почти до упора фаллос, давление на простату, острая боль от защемлённого в стальной захват соска, и порхающие по члену легкие, как перышко, пальчики вызывали приступ за приступом, сбивая дыхание, вызывая дрожь и судорожные сокращения мышц в паху.

Как я устоял на коленях, да еще и удержал на себе Татьяну — до сих пор понять не могу. Не будь кушетка заляпана секретом и спермой — я бы давно рухнул на неё плашмя, а так — все же удержался.
Первой пришла в себя медсестра. Завершив выдаивать из меня последние капли спермы, опираясь на руки, женщина неуверенно встала на ноги. Шпильки, помогавшие ей быть на одном уровне с растрахиваемым анусом, сейчас сослужили ей плохую службу — стоять на них было явно непросто.

С хлюпающим звуком её член покинул моё истерзанное нутро, нетвердыми шагами женщина подошла к тумбочке, и, оперевшись на неё, начала снимать с себя «массажер». Разобравшись с застежками, она потянула трусики вниз, и с чавкающим звуком её вагину и анус покинула пара недлинных, но достаточно широких пробок. Сопровождалось это еще одним глубоким стоном и усилением того цветочного аромата, что я считал новыми духами. Это оказался запах смазки, только не для меня, а для прелестных дырочек самой медсестры.
Хм, так вот откуда такое возбуждение и такой яркий оргазм у неё. Можно было и догадаться. Такие трусики с комплектом насадок разного диаметра и длины я видел в секс-шопе, и еще задумывался — а не прикупить ли их моей тогдашней благоверной. Но до того как я принял решение, благоверной та барышня быть перестала, я был послан нафиг, и данный аксессуар для интимных забав так и не был куплен. А вот у Татьяны Сергеевны он есть, и, судя по уверенности в движениях, используется регулярно.

Сдёрнув пару бумажных полотенец, женщина быстрыми аккуратными движениями протерла себе животик, и едва едва касаясь, промокнула половые губки и попку.
Шлепнув мне по заду, кивнув на заляпанную кушетку и страпон, она, шагая уже гораздо уверенней, вышла за ширму.
Понаслаждавшись зрелищем мелькнувшей попки медсестры, я со стоном разогнулся.
Оказалось — у меня дико болят колени и локти, не говоря уже про потихоньку разгорающееся жжение в анусе. Мда, мне предстоит тяжелый вечер.
Пока я думал, с чего же начать уборку, за ширму вернулась медсестра, и, толкнув меня в плечо, снова поставила меня в коленно-локтевую. После чего в еще незакрывшийся анус проскользнуло что-то липкое и прохладное, я получил еще один шлепок по заду, и женщина снова вышла, прихватив со спинки стула халатик.

Жжение в заду тут же пошло на спад, прохладная волна от вставленной свечки, словно из огнетушителя, погасила разгорающуюся боль.
Вот что называется — настоящий медик. Хм... да... с чем с чем, а в обращении с аналом Татьяна Сергеевна действительно профессионал, прям мастер на все руки. И не только руки, мда.
Улыбнувшись над получившимся каламбурчиком, я принялся за обозначенный фронт работ. Как там говорили, «сделал дело — вытри тело»? Хоть дело делал сегодня не я, да, совсем не я.
Одевшись и зайдя в кабинет, я залюбовался своей «массажисткой». Женщина сидела, подвернув под все еще голую попку незастёгнутый халатик, закинув ногу на ногу, и болтая висящей на ступне туфелькой. Стянутые чулочки валялись на столе, левый сосочек кокетливо выглядывал из-под халата. Она снова что-то писала на небольшом кусочке бумаги.

Закончив с текстом, она подошла ко мне, позволив разглядеть и стройный животик, и красивые ножки, и гладко выбритый лобок, еще поблескивавший от смазки. Ммм... вот бы нырнуть туда! Сначала язычком да губками, потом пальчиками, а потом и чем посущественней. Но, мечты, мечты. В этой игре только один игрок устанавливает правила, и этот игрок — не я. Только вот жаловаться на это я не буду! Как и не буду задавать каких-либо вопросов. Ага.
После вручения листка и мед-карточки я недвусмысленным жестом был выпровожен из кабинета. Татьяна Сергеевна — в своём амплуа. За всю встречу — ни единого слова.
Теперь я не стал тянуть и, выйдя из медцентра, сразу прочитал, что было написано на белом квадратике бумаги. Как всегда — коротко, разборчиво и предельно понятно.
Анестетик, в суппозиториях, три раза в день, в течение всего курса процедур.
Послезавтра, в 8 вечера.
И — домашний адрес, с этажом, номером квартиры и кодом домофона.
А еще в моём пакете, рядом с так и не распакованными перчатками лежала новая упаковка женских чулок.


6097   1   Рейтинг +8.8 [30] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ:

Комментарии 5
  • %CA%F0%FB%F1+%CA%F0%FB%F1%EE%E2
    22.10.2017 05:55

    Интригующий рассказ, продолжай!!!

    Ответить 0

  • bens
    22.10.2017 13:33

    Только не понял при чем здесь транссексуалы?

    Ответить 0

  • Korrin
    22.10.2017 14:59

    эээ... а в какую категорию тогда этот и предыдущий рассказ помещать? я лично тоже не совсем уверен в правильности категории...

    Ответить 0

  • %CB%FE%E1%E8%F2%E5%EB%FC+%EF%F0%EE%F4%E5%F1%F1%E8%EE%ED%E0%EB%EE%E2

    категорий вагон — в попку, бисексуалы, случай, фемдом, даже частично — фетиш... «Трансы» тут действительно не к месту... Впрочем, рассказа это не портит. Эротичненько, литературненько, извращённенько... Всё как надо =)

    Ответить 0

  • laskyn4ik
    27.10.2017 01:06

    захватывает чтиво. жду с нетерпением продолжения. молодец. удачи в творении такого чтива.

    Ответить 0

Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора Korrin