Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 74155

стрелкаА в попку лучше 10964

стрелкаВ первый раз 4718

стрелкаВаши рассказы 4290

стрелкаВосемнадцать лет 3006

стрелкаГетеросексуалы 8916

стрелкаГруппа 12635

стрелкаДрама 2539

стрелкаЖена-шлюшка 2175

стрелкаЗапредельное 1375

стрелкаИзмена 11146

стрелкаИнцест 10999

стрелкаКлассика 300

стрелкаКуннилингус 2637

стрелкаМастурбация 1980

стрелкаМинет 12421

стрелкаНаблюдатели 7472

стрелкаНе порно 2671

стрелкаОстальное 978

стрелкаПеревод 6748

стрелкаПереодевание 1175

стрелкаПикап истории 611

стрелкаПо принуждению 10179

стрелкаПодчинение 6445

стрелкаПожилые 1381

стрелкаПоэзия 1440

стрелкаПушистики 139

стрелкаРассказы с фото 2025

стрелкаРомантика 5310

стрелкаСекс туризм 445

стрелкаСексwife & Cuckold 2225

стрелкаСлужебный роман 2276

стрелкаСлучай 9654

стрелкаСтранности 2585

стрелкаСтуденты 3423

стрелкаФантазии 3120

стрелкаФантастика 2571

стрелкаФемдом 1034

стрелкаФетиш 3040

стрелкаФотопост 777

стрелкаЭкзекуция 3052

стрелкаЭксклюзив 279

стрелкаЭротика 1670

стрелкаЭротическая сказка 2359

стрелкаЮмористические 1476

Если б не эти ужасные лужи. Часть вторая: И никого больше...
Категории: Транссексуалы
Автор: without_honor
Дата: 14 октября 2017
  • Шрифт:

А на улице снега и дождя и в помине не было. Ветер растащил тучи; совершенно уже чёрное небо вызвездило. Всё шло к тому, что ночью приморозит и крепко, а назавтра будет отличный солнечный день.
Холодный воздух освежил и отрезвил голову. Дурман от всего произошедшего, как будто совсем прошёл. Я задумался. А что мне теперь делать? Нормальному гетеросексуальному мужику? Она надеется на продолжение, да и я был совсем не против... Но она же — парень! Да, чудесно перевоплотившийся в девушку, но, всё же, человек без женской груди, зато с членом и яйцами. Совсем недавно ещё я и представить себе не мог, что у меня может быть интим с парнем... Парень? Это изящное, легкое создание — парень? А чьи губы я совсем недавно целовал: мужские или женские? Эти мягкие, нежные и страстные губы просто не могли быть мужскими! А чьё тело прижималось ко мне только что? Не может быть у парня такого будоражащего нормального мужика тела! Голос... Немного низковатый, но такой мягкий... Боже, оказывается, я так люблю у женщин такие голоса! Глаза: сияющие, зарёванные, лукавые...

Этот человек, который сейчас «там немного прибирается» просто не может быть парнем. Да, природа выделила Саше изначально мужское тело, но... Она — девушка! Девушка, с пикантными и неожиданными особенностями... Так почему же мужчине не заняться сексом с очаровательной девушкой?
Именно трезвая и ясная голова расставила все точки над i: Саша для меня — девушка, восхитительная нежная и юная женщина, и я хочу её. И катитесь к чёрту все мои сомнения!

Дома было уже тихо, только в гостиной негромко бубнил телевизор. На кухне всё прибрано совершенно по-женски.
Прохожу в гостиную. На диване сидит Саша... Саша!!! Тёмно-синий пеньюар, на ножках — тонкие чёрные чулки, изящные выходные туфельки. Встаёт навстречу — макияж освежён, (помада на губах — куда ярче предыдущей), глаза сияют.
— Долгонько вы гуляли, я уж переделала всё, заждалась...
Смотрю на часы — Ого! Да вместо «получасика», мы с Кафом почти час на улице были!
— Извини, милая, за мыслями совсем забыл о времени!
— Мысли — обо мне? — Легкая, дразнящая улыбка...
— Да... О тебе... И обо мне... О нас с тобой.
— О нас с тобой? Тогда прощаю!!! — Обвивает мою шею руками, прижимается ко мне всем телом (ого, а груди, кажется стали немного больше!) и нежно целует. Отвечаю ей с готовностью.

— А ты тут славно похозяйничала!
— Я подумала: раз уж я хочу стать твоей женщиной, то почему бы мне не начать с того, чтобы стать твоей хозяйкой... Ой, то есть — хозяйкой твоего дома! Хотя бы на этот вечер...
— А мне понравилось: «ТВОЕЙ хозяйкой»!
— Я и не думала, что такая оговорка тебе придётся по вкусу!
Какое горячее тело и губы!!! ... Не хочу отрываться от неё...
Но нет, недолго длилось...
— Если ты признаёшь меня хозяйкой, то теперь слушайся: раздвинь диван, покажи мне, где взять свежий комплект постели и иди в душ. Да-да, и возражения не принимаются!
Легонько отталкивает меня и повелительно смотрит, как я манипулирую диваном. «Повелительно!» — подумалось мне — «А она совсем не проста! Уже считает себя моей Королевой!». Ну что ж, мне остаётся быть Королём! Или — Рыцарем.

— Повинуюсь, Ваша Милость!
— Ваша Милость?
— А разве Вы — не Королева?
— Королева? Хм... А мне это нравится!!! Иди уже! — И со смехом стукнула меня подушкой, на которую собиралась надеть наволочку.
В душе я был тщателен, но быстр — Королевы не любят ждать!
Вошёл к ней, обмотав вокруг бёдер полотенце...
Полулежит на диване, красивая и... желанная!
— А вот и мой рыцарь! Скинь это — повелительное движение пальчиком в сторону полотенца.
Скидываю, глядя ей в глаза...
— А ты красив... Ну-ну, не зазнавайся, скажем так: неплох!
Смеётся сучка!
Бросаюсь к ней на диван и с размаху целую в губы... Вот так надо заставлять женщин замолчать! Отрывается от меня, падает на спину:
— Целуй дальше!

И я с готовностью исполняю это «приказание» — под мои губы попадает всё: лицо, волосы, ушки, шея, плечи... Она лежит, млеет, целует меня в ответ, руки её обнимают, гладят мою голову, ерошат волосы...
Отрываюсь от неё.
— Сашенька, я хочу поцеловать твою грудь...
— Но она же совсем мала.
— Дай мне её!
— Бери!
Привстаёт, скидывает изящный халатик. Под ним — великолепный комплект белья в цвет пеньюара. Восхищенно вздыхаю.
— Ты великолепна!!!
— Тебе понравилось? — Кокетливо — Знаешь, какой дорогущий? Я на него полгода копила! Но кажется. кто-то хотел целовать мою грудку?
— Да, да...
— Ну тогда добудь её! Снова смеётся своим самочьим смехом...
Расстёгиваю бюстгальтер и вижу маленькую, изящную и совершенно женскую грудь...
— Она прекрасна!
И тут же приникаю к ней губами... Как сладко, нежно и обжигающе...

— Серёжа... Серёжа... Как хорошо!...
Кладу Сашу на спину и продолжаю целовать новоприобретённое сокровище. Животик, гладкий, нежный, чуть-чуть округлый — так возбуждает... Пупок...
— Нет, нет милый, щекотно! Хихикает, извивается, уворачивается...
И вот я приближаюсь к бёдрам.
— Саша, хочу видеть тебя ВСЮ.

Легкая заминка.
— Тебя смущали голые мужские коленки, а там — нечто уж совсем мужское...
— Это твои коленки. И то, что там — тоже твоё. Ты меня ничем уже не смутишь!
— Ты правда этого хочешь?
— Да.
— Ну, тогда сними трусики... Зубками! Зубками их, зубками!!! — Ещё заливистый смех.
Встаёт на четвереньки; локти, колени, спина выгнута, попка... нежная и округлая попка в оправе трусиков сводит меня с ума!
— Ну, что же ты замер? Раздумал? Нет? Продолжай!
Приближаю лицо к этому «орешку», захватываю зубами резинку трусиков, тяну назад и вниз, попутно вдыхая аромат её тела... Для меня нет ничего возбудительнее красивой женской попки, а эта была лучшая из всех... Трусики стянуты по бёдрам до колен, что было весьма непросто: ноги она держала плотно сдвинутыми, будто стесняясь последнего шага... Целую, ласкаю, мну руками нежнейшие и ароматные ягодицы Саши, она время от времени подаётся назад, прижимаясь к моему лицу...

— Милая, а как же дальше?
— Что — дальше?
— Трусики снять.
Секунда раздумья и она падает, поворачивается через бок и кладётся на спину. Ножки, в чулках, всё ещё сдвинутые, — вверх, каблуки туфель смотрят в потолок.
— Пожалуйста!
Взяв Сашу за бёдра, зубами стягиваю трусики теперь уже вверх, продвигаясь вдоль затянутых в черный нейлон ножек. Туфли, черныё, лакированные, с красными подошвами — они так сводили меня с ума... Всё, «оправа попки» покинула Сашины ноги, и теперь сокровенность моей девушки может предстать перед моими глазами.
Целую щиколотки, икры, опускаюсь к коленям, руками развожу вдруг легко подавшиеся мне Сашины ножки... С выбритого лобка прямо на меня смотрит её член — прямой, аккуратный, не уступающий моему в длине...

— У тебя самый красивый девичий член в мире!
— А ты много их видел? — Лукавинка в глазах пытается смутить меня.
— Твой — первый. Но уверен, что красивее его нету!
— Поцелуй меня, родной...
Между окончательно растворившихся ног опускаюсь к её губам и целую долго, без суеты и спешки...
— А правда у меня красивые ноги?
— Истинная правда, Солнышко!
— Поласкай их...
Опять принимаюсь за ласки и поцелуи — мне кажется, я от этого никогда не устану. Снимаю по очереди туфельки, стягиваю один чулок, другой... Какая нежная кожа...

И тут замечаю, что Саша, моя Сашенька, положила ладонь на свой членик и ласкает его. Глаза закрыты, дыхания почти не слышно...
— Продолжай, не останавливайся, Серёженька... Мне ещё никогда не было так хорошо, как с тобой. — Еле выдыхают её губы...
Колени, бёдра, икры, ступни, пальчики, изящные и вкусные... Целую бедро в том месте, которым оно обычно прижимается к другому бедру... Раз, другой, третий, не забываю про второе...
А рука Саши уже вовсю работает над удовольствием её члена. Кулачок ходи вверх-вниз, вверх-вниз, быстро, резко, страстно... Я вижу, что сейчас ей будет очень-очень хорошо и хочу в этот момент целовать её губы. Тянусь к ним, приникаю, впиваюсь, и тут она кончает! Раз! Другой! Третий! Ещё! И ещё раз! Её тело выгибается, дыхание сбивается:
— А! Ааааа... АААААА!!! Да, да! Ох, ох, Серёженька! Как... как хорошо!

Обожаю видеть, когда женщина кончает!
Её сперма обильно оросила мой живот, грудь. Очень необычное ощущение от этого!
Падаю радом с Сашей, сам испытав сильнейшее удовольствие, но ещё не кончив...
Через пару минут она очнулась.
— Никогда, никогда мне не было так хорошо!
Кладёт руку мне на грудь и обнаруживает на ней свои соки.
— О, да я тебя всего обрызгала!
Два пальчика, сведённые щепоткой собирают первую каплю спермы с моей кожи. Начавшееся было движение смахнуть, скинуть на пол содержимое щепотки, вдруг прерывается и пальчики приближаются к моему лицу.
— Хочешь попробовать МЕНЯ?

Смотрю ей в глаза, удовлетворённые, весёлые... любимые? Беру её ладонь своей и кладу её пальцы в свой рот. Облизываю, обсасываю, дочиста, досуха...
— Ещё!
Потом мы пошли в душ. Нет, не для того, чтобы продолжить, а просто ополоснуться...
Саша ополоснула меня, заботливо и нежно огладив ладонями моё тело; я — не менее... заинтересованно помыл Сашу... Каждый сантиметрик её тела. Кое-какие «сантиметрики» дались мне не сразу — Она ещё немного стеснялась, по привычке. Но пересилила совершенно ненужное теперь стеснение и позволила мне делать с ней всё, что я захочу. Я в первый раз держал в руках чужой член. Ну, если «чужим» можно назвать член МОЕЙ Саши. Поначалу он был трогательно мал, мягок — этот мужской «инструмент» у Саши был совершенно девичьим. Я гладил его и яички мыльной ладонью и они легонько перекатывались между моих пальцев... Но вот Сашина «игрушечка» стала крепнуть, расти и превратилась в уже виденное мною розовое копьё. Я был совершенно очарован им! Я был совершенно очарован Сашей...

Без слов Саша выключила душ, взяла полотенце и вытерла меня. Я взял полотенце и вытер Сашу. Она взяла меня за руку и повела к нашей с ней постели. Легла на спину, согнула в коленях ноги и слегка развела их...
Не нужны были слова, чтобы понять, что она хочет стать окончательно МОЕЙ, стать женщиной, моей женщиной...
Я склонился к её лицу, поцеловал... Поцеловал шею... грудь — одну, другую... Она молчит и ждёт, и только руки её слегка нетерпеливо теребят мои волосы...
Встаю на колени меж её ног; на колени, как для молитвы некоему божеству. Смотрю на неё. Она — моё Божество! Склоняюсь. Первый, лёгкий поцелуй получает Сашина прелесть, та, с которой я только что познакомился в душе... Опять беру его рукой, ласкаю медленно двигаясь ладонью вверх и вниз. Саша дышит глубоко и так же медленно, в такт моим движениям...
— Ну же...

Поднимаю её попку и подкладываю под неё подушку. Тюбик геля, предусмотрительно приготовленный Сашей — с тумбочки, набираю прохладную и скользкую субстанцию на ладонь (обязательно надо согреть!!!) Меж её ягодиц так горячо... двигаю пальцами по ложбинке от спины к яичкам и обратно, повторяюсь... ещё, ещё... Останавливаюсь около плотного колечка её ануса. Да моя девочка, похоже, не растягивалась! Значит надо быть вдвое нежным... Надавливаю слегка подушечкой пальца — колечко принимает его... Вторая моя рука не забывает доставлять удовольствие Сашиному члену... Ещё расслабляется... Палец в её попе! Как туго и горячо! Судорожное вдыхание Саши сказало мне, что ей сейчас непросто... Берегу мою девочку... Не двигаюсь пока. Дыхание опять выровнялось, пальцу уже не так тесно — вновь двигаюсь. Хорошо...
— Милый, войди в меня...

Настал момент наибольшего доверия: она попросила меня проникнуть членом в её попку: такое, мне кажется, может происходить только между очень близкими друг другу людьми.
Берусь руками за её талию, приставляю своё орудие к её колечку. Горячее! Надавливаю, медленно-медленно... Расступается потихоньку... Её дыхание опять сбивается — ей больно!!!
— Потерпи, милая...
Попка, тем временем подаётся всё сильнее. Раз! — и головка в ней! Сашино тело напряглось, дыхание остановилось совсем, её пальцы впились в мои ладони.
— Расслабься, расслабься, Сашенька! Я пока постою немного... Ноготки её пальцев перестали терзать мою кожу... Тело обмякло, она наконец, вдохнула...
— Ну вот, я и стала женщиной! — Немножко болезненно, но удовлетворённо произнесла она. — Спасибо тебе, Серёжа, я боялась, что первый раз будет больнее...
Теперь её ладони гладят мои, исцеляя боль в раненой коже...

Я двинулся вперёд.
— Ахххх!!! Как хорошо, Серёженька...
Больше всего в сексе я люблю, когда моя женщина может сказать мне такое.
Теперь я уже двигаюсь в ней всё интенсивнее, до тех пор, пока не прислоняюсь бедрами к ей ягодицам. Моего паха коснулись яички и совсем уже опавший член.
— Сашка, я в тебе! В тебе!!! Я — твой! Я принадлежу тебе, я должен быть с тобой всегда!!!
Голова идёт кругом от счастья, тело легкое и, одновременно, наполненное такой энергией... Энергией, которую я хочу отдать ЕЙ всю, без остатка.
— Милый, продолжай, продолжай...

И я продолжаю... Не спешу; выхожу почти до конца, вхожу до соприкосновения, до прижатия, до слития наших тел!
Она лежит и принимает меня. Ей хорошо. Никаких звуков, никаких движений... Глаза закрыты — кажется даже, что она спит. Но я знаю, что это не так — просто она счастлива, она принимает меня; она, наконец-то, принимает себя, становится той, кем и должна была быть...
И вот она очнулась — глаза теперь ясные и обещающие ещё что-то.
— Серёжа, теперь я хочу быть сверху!
— Сверху? Даёшь мне отдохнуть? — Улыбаюсь, остановившись.
— Отдохнуть? Да! Ты и сам не знаешь, сколько сил мне отдал... Сколько я их получила... Ну, так как?
Выхожу, укладываюсь на спину. Саша легко и быстро поднимается, садится на меня верхом, ноги подгибает под себя. Привстаёт, берёт ладошкой мой член, направляет его к себе в серединку, и с легким вздохом садится. Теперь она на мне, и я опять чувствую её так, как чувствовал пару минут назад, как хочу чувствовать всегда...
Ниже, ниже, и опять тела сливаются...

— Серёжа... Как же волшебно чувствовать в себе тебя! Как же я раньше без тебя жила?
Сидит, её попка на моих бёдрах. Мне кажется, я могу так лежать под ней бесконечно...
Но вот привстала, движение её колечка по члену опять дарят мне блаженство...
Поднимаю таз, стремясь опять войти в неё до конца.
— Нет! Теперь я сама!
И она задаёт ритм. Прислушивается к себе, глаза слегка прикрыты, спина выгнута; ноги сгибаются в коленях мерно, опуская и поднимая её тело... Я поймал себя на том, что она управляет моими ощущениями, моей энергией! Она использует меня, чтобы зарядиться, стать сильнее, увереннее в себе, в своей женственности. Вверх-вниз, вверх-вниз... Я с радостью отдаю ей всё, всё, что могу, зная, что я не иссякаю при этом, чувствуя, что в этом и есть моё предназначение...
Сашины глаза закрылись, голова запрокинута, движения стали быстрее, требовательнее. Я чувствую, что тоже подхожу к пику, испытывая счастье от удовольствия моей женщины.

— Да, да, да!!! — Она падает всем своим хрупким телом на мой член, подскакивает, вновь падает, сильнее, сильнее, ещё сильнее!!! И я извергаюсь в неё...
Весь мой живот залит её спермой... Я счастлив! Я смеюсь, я глажу её натруженные горячие бедра, живот, талию, целую её руки...
— Я хочу остаться здесь... На тебе... С тобой внутри...
— Я хочу остаться здесь... Под тобой... Внутри тебя...
Смеётся... Смеётся легко, негромко, но совершенно счастливо...
Она больше не хочет угощать меня своими соками — Хорошенького помаленьку! — вытирает мой живот краем простыни.
— Серёжа, я хочу всегда быть с тобой. Ты открыл мне меня; теперь я уже никогда не буду прежней!

Теперь она просто сидит на мне, поглаживает мою грудь, живот, мои руки...

— А знаешь, я ведь сюда на встречу приехала.
— Я догадывался, судя по запасам из твоей сумки — с легким смехом отвечаю ей.
— С месяц назад я познакомилась в Интернете с мужчиной... Это началось... Это началось давно... Мне было восемнадцать лет, я впервые почувствовал какие-то необычные желания... Девчонок я немного стеснялся, ну совсем чуть-чуть. Почему? Не знаю точно... Может быть потому, что самые близкие мне женщины: мама и сестра были сильно старше меня, маме приходилось быть сильной женщиной, и она была немного властная. Для сестры же я был обузой, она обо мне заботилась, конечно, любила, но я её побаивался. Вообще, я был нормальным пацаном — двор, компании, футбол до вечера в ворота из портфелей... Папа умер, когда мне было пять лет, мама замуж больше не выходила. Так вышло, что моим воспитанием и занимались только она, да моя сестра. Нет, всё было нормально: никаких намёков, склонений, замечаний, что «мальчишки бывают такими несносными»... Но... но воспитание в женском обществе дало себя знать: я научился делать по дому всю женскую работу, перенял аккуратность и тщательность своей мамы, но ко времени, когда мальчики начинают интересоваться девочками, девчонок я стеснялся. Да, лет в шесть мама отдала меня в хореографическую студию, которую раньше окончила Света — моя сестра. Все преподаватели хорошо помнили и Свету и мою маму, поэтому и ко мне отнеслись очень по-доброму. А мне нравилось танцевать! По-первости, когда только начинали учиться, было тяжело, но потом... Ведь танец — он как полёт! Это так здорово — лететь, отдавшись музыке!

Теперь я понял, откуда у Саши изящество фигуры и лёгкость... летучесть движений.
— Пацанов в хореографии было раз в пять меньше, чем девчонок... Нас в студии очень ценили... Вот как раз лет в восемнадцать, я обратил внимание — насколько красивы девочки из старшей группы: подтянутые, гибкие, уже сформировавшиеся, волнующие... Я ими восхищался! И... завидовал. Однажды... Сестра уехала учиться в другой город, мама была на работе... Так вот, однажды, я нашёл в шкафу старый Светкин костюм, в котором она занималась в студии. Купальник, тренировочные лосины, балетки... Разделся. Надел костюм — я хорошо знал, как он правильно надевается. Руки тряслись — страшно! Да что руки — всего трясло! Посмотрел на себя в зеркало и... увидел в нём девочку из старшей группы! Тогда я кончил в первый раз в жизни... Я тогда очень испугался, и мне стало жутко стыдно за мою выходку. Быстро разоблачился, привёл всё в порядок, насколько мог, и больше не возвращался к подобным «экспериментам».

— Серёжа, я не утомила тебя своим рассказом? — Встрепенулась Саша.
— Нет, Сашка, я очень внимательно тебя слушаю. И мне очень нравится, как ты на мне сидишь. И как устрилось между моих ног твоё хозяйствишко...
Я улыбнулся ей. Она смутилась, покрасела немного, но затем пошевелила маленько попой вправо-влево, как будто устраиваясь ещё плотнее...
— К нужному возрасту дурацкое смущение и страх прошли, в старших классах была девочка, влюблённость, романтика... Секса не было тогда ещё, только поцелуи и первые ласки... Но мы разъехались в разные города учиться в ВУЗах и потеряли друг друга. На первом курсе я жил в общежитии. Это был такой отрыв после жизни под строгим маминым присмотром!!! Много общения, дружбы, выпивки, девушек... Тогда и был первый секс, потом второй, третий, и закрутилось. В общем, первый курс я еле закончил. Мама была в ужасе и в негодовании. В ужасном негодовании!!! — Саша опять улыбнулась. — Она решила снять мне отдельную квартиру, чтобы я отвлёкся от компаний и взялся за ум и за учёбу. Да, дело пошло на лад: всё-таки привычка к дисциплине и к труду у меня была выработана. Общение сократилось, первый угар прошёл.

Она замолчала, ей явно что-то пришло на ум... Приподнялась, двинулась немного вперёд, так, чтобы её опавший членик коснулся моего. Удовлетворённо хмыкнув, и, как будто не заметив моего начавшегося возбуждения, она продолжила:
— На втором... Да весной, на втором курсе я приехал на майские выходные домой. Мама затеяла большую уборку — громадную, генеральную, не уборку а... реконструкцию. Я, в обязанностях мужчины, таскал, двигал, носил, двигал обратно, «К окну!», «Нет, нет, тут это негодится, двинь правее!» — У Саши так здорово получилось изобразить строгий голос взрослой женщины, что я просто восхитился ею, поймал её ладонь и легонько поцеловал. — В общем, дел было много.
Кроме прочего, выносил груды старых ненужных вещей — видимо, мама решила капитально обновить... свою жизнь. В одном из пакетов неожиданно заметил тот самый Светкин тренировочный костюм... И что-то во мне взорвалось! Стало жарко, легко и как-то... по-чужому... Я вспомнил восхищение, которое испытал тогда, надев на себя этот костюм... Все пакеты со старыми вещами сестры я прихватил с собой, конечно, по большому секрету от мамы. Это была целая шпионская операция! — Опять довольная и хитрая улыбка.

Вернувшись в город, где учился, я нашёл время и разобрал вещи. Многие из них были уже слишком малы — их пришлось выбросить, но осталось достаточно, чтобы начать мой женский гардероб. Нашлись даже туфли — три пары. Они пришлись мне в пору, потому что сестра была в папу — рослая, а я не слишком-то вырос в 19-ти годам. Впрочем, сто семьдесят сантиметров — вполне нормальный рост для парня, верно ведь?
— А для тебя — ещё лучше!
Она слегка меня ущипнула, довольная:
— Не отвлекай, я ещё не закончила! Нет, я не ухнул с головой в новую жизнь с этим гардеробом. Я не стремился к сексуальным экспериментам. Просто я как-то ощутил, что хочу попробовать перевоплотиться в женщину, в девушку. А это же — не только секс, верно? Я стал пристальнее наблюдать за окружающими молодыми женщинами: как они двигаются, говорят, как ведут себя, и обнаружил, что это не только привлекает меня, как мужчину, но и вызывает острое желание «примерить на себя». Я стал учиться «на женщину»... Стиль одежды, макияж, причёска... — Она тряхнула копной своих темных курчавых волос, и я обмер, восхищённый.

— Нашла в журнале спортивные упражнения для женской фигуры — я подумала, что кое-где стоит подтянуть, а кое-где — немного выпятить. — Вновь улыбка и дразнящее движение попой по моим бедрам, которое опять начало разжигать во мне топку моей энергостанции.
— Нет, нет, успокойся, успокойся — сейчас ничего не будет, я хочу отдохнуть!
Я с готовностью ей повиновался! Оказалось, это тоже чертовски приятно — иногда повиноваться своей женщине, когда она так... так требовательна!
— Я даже раздобыла гормоны, чтобы грудь моя хотя бы чуточку выросла. Через пару лет, я захотела... Захотела двигаться дальше... Захотела близости с мужчиной... Несколько фоток — без пошлости, но красивых, как мне показалось, регистрация на форуме — и нашлись первые поклонники. Много их потом было... Как это говорил Маяковский: «тонны словесной руды»? Ну, так вот, многие из них были просто озабоченными придурками, кто-то — виртуалами, которые просто дразнили себя разговорами со мной, кто-то даже предлагал встречу за деньги...

Нет, не то... Два-три человека были стоящими. Не спешили, не требовали «показать грудь, показать член, показать попу». Общались культурно, интересно, с уважением даже... И вот, с месяц назад один из них пригласил к себе в гости: «Жена уезжает к маме, квартира в полном моём распоряжении». Точного адреса не назвал, конспирировался, видимо... Дал только номер телефона, и сказал приезжать к вашему жилому комплексу. И вот сегодня, ой, нет, — вчера уже — я приехала. Звоню. «Извини, милая, на полчасика задерживаюсь. « Жду. Нету его. Не хочу больше звонить, навязываться... Но холодно, снег этот, ветер, а я не рассчитывала надолго остаться на улице. Пришлось звонить опять. В ответ: «Тут пробка, проехать никак не могу. Подожди меня ещё, пожалуйста». В конце концов, мне надоело ждать, звоню ещё раз, чтобы обругать этого козла и уехать затем домой, но после нескольких гудков он просто сбросил вызов! Как я разозлилась! Ругаться я не привыкла, и у меня просто не нашлось слов, чтобы выплюнуть всю злость, разочарование и... отчаяние, которые я испытала... К тому же замёрзла уже почти до окоченения, да и ноги промокли... А тут — ты и эта ужасная лужа... Она замолкла, припоминая что-то... — Если б не эти ужасные... Постой, постой...

Ты тот человек, что всегда мне был нужен.
Но всё конечно, могло быть иначе
Если б не эти ужасные лужи...

— пропела она тихонько и мелодично...
Во мне что-то начало происходить. Что-то, оглушающее меня... Я смог произнести только:
— Но у Земфиры не так поётся...
— А у меня — так.
И тут, огромным колоколом у меня внутри: «А ведь она только что призналась мне в любви!!!» И это оглушило совершенно.
А Саша... Саша легонько, как осенний листок, легла мне на грудь, голова — на подушку рядом, лбом прижалась к моему уху... Моё оглушение немного отступило, рукой я аккуратно приподнял волосы над её ушком и, чуть повернувшись, прошептал ей:
— Я тоже тебя люблю...
Её руки сжали мои плечи, лицо прижалось к шее, и она замерла... Я — тоже.
А потом... Потом она сползла с меня... стекла, испарилась, как утренний туман с земли, повернулась на бок, спиной ко мне, и свернулась калачиком...
— Саша, Сашенька, что? Что случилось?

Молчание... Жду, ошарашенный, встревоженный и... начинающий что-то понимать...
— Это не может быть вечно, Сережа. Только до утра... Я не хочу, чтобы кроме меня, ты любил ещё кого-то...
Ну я же это чувствовал! Глубоко внутри меня оставались крохи рационального сознания, и они говорили мне тоже самое! Любить можно только одну женщину, остальное — обман. Так не должно быть... Что теперь мне делать? Что теперь НАМ делать? Но до утра ещё четыре часа...
— Утро ещё не скоро. Всё это время — наше. Ты — со мной, а я — с тобой. И никого больше.
«Калачик» обмяк, расслабился немного и прислонился ко мне...
И тут оказалось, что я был не совсем прав: Каф, обеспокоенный нашей вознёй и разговорами поднялся и подошёл к нашему дивану, поскуливая и помахивая хвостом.
— А почему — Каф? Это же короткое имя, не полное?
— Кафтан. Так по паспорту.
— Кафтан? Ты серьёзно?
— Ну да. Его отец — Кафка. Им, породистым собакам, зачастую дают схожие имена по поколениям.

И тут она прыснула! Совсем по девичьи! Она смеялась и смеялась — «Кафтан! Кафка! Кафтан!!!». Её просто трясло от смеха! Засмеялся с ней и я. Не от того, что кличка моей собаки была такой забавной, а потому что... Потому что смеялась, облегченно, весело и заразительно, смеялась моя женщина!
Каф подошёл и лизнул Сашин кулачёк. Раз, другой... Обнюхал, повилял хвостом и убрался к себе. Спасибо тебе, Каф! Ты тоже сыграл свою роль.
Отсмеявшись, мы заснули: Саша, так и прижавшись спиной, попой, ногами ко мне, как будто спрятавшись в меня, а я — неудобно подложив под голову правую руку, чтобы только не потревожить и не оттолкнуть от себя мою любимую. Мы спим: она — моя, а я — её, и никого больше...


2835   2   Рейтинг +8.88 [8] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ:

Комментарии 1
  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    13.10.2019 16:02
    Ну, это не жено-мужчина, у него киски нет. А маленькие сиськи не в счёт.

    Ответить 0

Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора without_honor

стрелкаЧАТ +102