Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 75189

стрелкаА в попку лучше 11095

стрелкаВ первый раз 4774

стрелкаВаши рассказы 4335

стрелкаВосемнадцать лет 3082

стрелкаГетеросексуалы 8974

стрелкаГруппа 12811

стрелкаДрама 2598

стрелкаЖена-шлюшка 2272

стрелкаЗапредельное 1405

стрелкаЗрелый возраст 1422

стрелкаИзмена 11399

стрелкаИнцест 11197

стрелкаКлассика 319

стрелкаКуннилингус 2727

стрелкаМастурбация 2012

стрелкаМинет 12558

стрелкаНаблюдатели 7559

стрелкаНе порно 2737

стрелкаОстальное 994

стрелкаПеревод 7136

стрелкаПереодевание 1192

стрелкаПикап истории 645

стрелкаПо принуждению 10282

стрелкаПодчинение 6565

стрелкаПоэзия 1450

стрелкаПушистики 139

стрелкаРассказы с фото 2143

стрелкаРомантика 5382

стрелкаСекс туризм 452

стрелкаСексwife & Cuckold 2296

стрелкаСлужебный роман 2299

стрелкаСлучай 9767

стрелкаСтранности 2612

стрелкаСтуденты 3464

стрелкаФантазии 3140

стрелкаФантастика 2620

стрелкаФемдом 1087

стрелкаФетиш 3089

стрелкаФотопост 779

стрелкаЭкзекуция 3088

стрелкаЭксклюзив 281

стрелкаЭротика 1715

стрелкаЭротическая сказка 2389

стрелкаЮмористические 1490

Грязный Гарри. Главы 10-12
Категории: Женомужчины
Автор: Maxime
Дата: 11 июля 2017
  • Шрифт:

Ира позвонила в воскресенье. Мне почему-то казалось, что между нами всё кончено, но нет, она начала извиняться:

— Я нашла в интернете полезную информацию. Там сказано, что такое редко, но случается. Особенно, если много выпьешь.

Голос Иры звучал бодренько. Казалось, она приняла роль сиделки, готовой заняться лечением. Нужно лишь моё согласие.

— Я в последнее время себя неважно чувствую, — поддакнул я. Мне даже хотелось, чтобы она жалела меня, смилостивилась. Ира была единственной свидетельницей моего позора, а значит, она одна могла вернуть меня к жизни.

— А ты сильно волновался? — она улыбалась, спрашивая. Я догадался по голосу.

— А ты как думаешь? — я опять включил обиженную цацу.

— Ну не волнуйся так в следующий раз, — Ира находила такое общение забавным. — У тебя всё получится.

Мы распращались. Судя по настроению Иры, она по-прежнему горела желанием решить вопрос с эрекцией. Я тоже свалил всё на страх и алкоголь.

Мне хотелось поговорить с кем-нибудь об этой проблеме, и я не нашёл ничего лучше, кроме как выложить факты на стол перед Гарри. В конце концов, мы стали очень близки друг другу, хоть я и ненавидел его в глубине души. И любил. Смешанное чувство.

— У тебя бывает так, что хочется заняться сексом, а эрекции нет? — закинул я удочку после небольшого вступления. Мы говорили о девушках, какие ему нравятся.

— Конечно, — Гарри сделал серьёзную мину. — Если девушка не нравится, то и возбуждение не наступает. Всё начинается с головы, — он постукал указательным пальцем себя по виску. — А что, у тебя с этим проблемы? — он с участием заглянул мне в глаза ласковым взглядом.

Я смутился:

— Да нет, — ответил ему и тут же отвернулся.

— Да ты не бойся, — Гарри понизил тон до задушевного откровения. — Если член не стоит, прими таблеточку виагры. Сразу как штык встанет.

Я нервно сглотнул, постучал пальчиком по крышке стола. Мы, как всегда, разговаривали у меня в комнате, Гарри почтительно держал себя в руках, чтобы не накинуться. Мама с Олей были дома.

— А у тебя есть? — почти шёпотом произнёс я и тут же покраснел, как рак, до самых кончиков ушей.

— Конечно, — Гарри смахнул пылинку с плеча. — Ща, погодь.

Он ускакал за виагрой, а я остался сидеть в полной растерянности. Такого поворота событий я никак не ожидал. Глотать виагру, чтобы член встал, мне ещё не доводилось. В моём представлении только старики и больные люди принимают виагру для поднятия члена. А тут я — молодой и красивый — вознамерился обмануть Иру, приняв таблеточку перед соитием.

Гарри вернулся с таблеточкой, отломал мне половинку:

— Начни с малой дозы, подожди минут тридцать.

— Спасибо, — шепнул я в ответ.

Он опять ускакал, в этот раз на кухню, оставляя меня с не радужной перспективой приёма таблеток.

11

Лишение девственности с Ирой откладывалось. Общага забилась студентами под завязку, дома постоянно дежурила мама. Да и страшно было пробовать виагру, вдруг член не сможет расслабиться, случиться что-нибудь нехорошее, вредное для здоровья. Я не смогу кончить. Или наоборот: буду кончать много и долго и трахаться три часа, а потом помру от сердечного приступа.

В это же время произошло ещё одно неприятное событие, поставившее под сомнение мою сексуальную профпригодность.

Однажды в конце октября Оля зашла ко мне в комнату, чтобы «поговорить кое о чём». Я подумал, это касается Гарри. «Может, отношения у них разладились из-за меня?» — волновался я.

Она села на кровать, сложила ручки на коленках. Сидела так, мило улыбаясь, словно я ей денег должен, а она боится сказать.

— Ну говори, — я тоже улыбнулся. — Чего пришла?

— Да так, просто, — Оля сделала загадочный глупый вид. Ничем простым там и не пахло. — Хотела тебе рассказать кое-что.

— Ну рассказывай, — я поглядывал на неё, улыбаясь. Чтобы не терять времени, я параллельно крутил на компьютере сайт с комментариями.

— Помнишь в детстве мы часто с тобой играли в куклы.

— Ну.

— Ну вот, — Оля напряглась. — Я сейчас вспоминаю, что очень хотела сестричку, а не братика.

Я хмыкнул.

— И что?

— Да ничего, — Оля невинно улыбалась.

— И к чему ты клонишь? — я насторожился, улыбка быстро уступала место хмурому настороженному выражению.

— Знаешь, иногда, — Оля запнулась. Мы встретились глазами. — Иногда, если человек сильно захочет, он может поменять пол, — она тоже стала серьёзной, при этом мяла руки, сжав коленки.

«Она что-то знает!» — кольнула ужасная мысль. Я тут же замкнулся в себе, сидел букой, поглядывая на сестру, которая, похоже, месте себе на неходила. Я молчал, она тоже.

— Я нашла своё нижнее бельё у тебя в шкафу, — тихо произнесла она.

— И что? — я зажевал губы. — Случайно попало.

— Это ещё не всё, — Оля вздохнула, набирая воздух в лёгкие. — Я знаю, что тебе нравится надевать женское бельё.

— Откуда? — сказал я и тут же спохватился, ведь так я одновременно не отрицал этого факта. Но было поздно.

— Видела фотографии.

— Где?

— У тебя на компьютере.

— Ты копалась в моём компьютере? — я тут же покраснел, как рак.

— Ну извини. Мне нужно было пару документов распечатать.

Я опустил голову на руку, накрыл рот.

— Слава, — сестра встала, подошла ко мне. Её рука нырнула в шевелюру волос, погладила меня. Я тут же ощутил женское тепло, исходящее от сестры. Она любила меня всей душой, и я не мог не чувствовать её растерянности. — У каждого из нас есть секреты, тебе не надо меня стесняться. Если ты хочешь быть девушкой, я только за, — теперь Оля говорила быстро, аккуратно взвешивая аргументы на чашах весов. — Если тебе просто нравится носить женское бельё, то в этом тоже нет ничего плохого. Главное, чтобы ты не замыкался в себе. Я ведь люблю тебя, — она запнулась, последние слова дались не так легко.

У меня комок подкатил к горлу, я обнял сестру за ноги, и так мы сидели (она стояла), обнявшись. Оля гладила меня по волосам, шептала, успокаивала:

— Ты была бы красивой сестричкой, если тебе нравится, я буду называть тебя Владислава. Ты можешь носить мою одежду, только не отталкивай меня. Нам нужно быть вместе, помнишь, когда родители развелись, как мы держались друг за друга?

Я закивал, слёзы скатились по щекам. Я гладил сестру по попе, щекой прижавшись к её животу и части лобка. Она не возражала.

— Гарри что-нибудь знает? — спросил я, немного погодя.

— Да, но ты не волнуйся, он будет хранить тайну, — сестра гладила меня сверху, прижимаясь небольшими сферами грудей. Мы стали так близки, забыли про формальности.

12

Чтобы найти мои интимные фотки у меня же на компьютере, пришлось бы хорошо покопаться. Впрочем, нет ничего невозможного. Я допускал такую возможность, тем более в истории открытых файлов повсюду валялись откровенные иконки, браузер кишмя кишел ссылками на порно сайты. В этой неразберихе достаточно было установить пароль и ввести определённые меры предосторожности, чтобы никто не проник в компьютер. Но таких мер я не принял, мой компьютер стоял открытый нараспашку. bеstwеаpоn.ru Садись — смотри. Принтер стоял в комнате Гарри с Олей, у них был ноутбук, и я ни о чём не волновался. Но, видимо, однажды что-то сломалось у Оли, и она притащила принтер ко мне в комнату. А потом случайно нашла фотосессию, которую я сделал для Гарри. Или не случайно?

Странные сомнения одолевали меня весь следующий день. Гарри, только он мог подстроить такое. Я пока не понимал зачем.

Новая волна негодования затмила разум, я злился на человека, который так легко втирался в доверие. Таблеточку виагры подсунул, добрый Гарри.

В следующий раз, когда мы остались одни, я сразу перешёл к делу:

— Зачем ты рассказал Оле, что я переодеваюсь для тебя?

Мы сидели на кухне, пили чай. Гарри вызвался испечь для «своей девочки»

яблочный пирог, поэтому хлопотал у духовки. А я уселся верхом на табуретку, чтобы вершить, как мне казалось, правосудие.

Он вздрогнул, удивлённо посмотрел на меня. Не было похоже на то, что он всё подстроил.

— Я не говорил ей, честно, — его взгляд опечалился. Он изучал моё непоколебимое выражение, а я медленно таял. Гарри умел выглядеть невинно. В тот раз я тоже засомневался и быстро захотел взять свои слова обратно.

— Я не верю тебе, — сказал я, задумчиво уставившись в пол. — Зачем ты всё подстроил? — я поднял на него острый осуждающий взгляд.

— Знаешь, — Гарри отступил к стене, красочно закинул кухонное полотенце на плечо. Настоящий мачо, шеф-повар с ранчо. — Я не говорил тебе, но Оля знает, что ты был тогда третьим. Она сама попросила, чтобы я тебя уговорил. А потом мы придумали завязать ей глаза, чтобы ты не догадался.

От волнения у меня перехватило дыхание, свело живот. Если то, что говорил Гарри, правда, значит, Оля знает или догадывается о моей связи с Гарри. Ведь я отсасывал у него вместе с ней. Всё это в голове не укладывалось.

Я молчал, теребя рукава пуловера.

— И что теперь? — холодно спросил я.

«Что тебе ещё от нас нужно?» — думал я про себя.

— Она хочет повторить, только чтобы ты по-прежнему думал, что она ни о чём не догадывается.

— А больше она ничего не хочет? — я сдерживался, чтобы не начать обзывать Гарри нехорошими словами.

— Ну, — он улыбнулся. — Она хочет сестричку, а не братика, — он окончательно расплылся в белоснежной улыбке анаконды.

— Мне кажется, ты путаешь свои личные фантазии с тем, что говорит Оля, — я решил принять безразличный тон. Раз уж Гарри так далеко зашёл, что от его вранья деваться некуда, то и я спешить не буду.

— А у тебя есть фантазии? — Гарри вернулся к игривому флирту. Яблочный пирог нарисовался на столе. Всё для меня — «красавицы с самой зачётной попкой во вселенной», — так он называл мою филейную часть, когда подлизывался.

Накормив меня пирогом, чтобы «попка была помягче», Гарри предложил мне попозировать для него, ведь он ещё и фотографией увлекался. Я надел чёрное ажурное бельё, принадлежавшее Оле, её шпильки, накрасился её помадой, даже надухарился, как она. Гарри ещё раньше прикупил парик очень похожий по длине и цвету на Олины волосы. Ему нравилось дразнить меня сходством с сестрой.

— Я вас обеих люблю. Две сестрёнки, но тебя люблю больше, потому что ты младшенькая, — сказал он однажды.

Мои собственные волосы постепенно отрастали, я не спешил их стричь. Женская интуиция подсказывала мне, что они могут ещё пригодиться.

Мы начали искать «великолепные ракурсы». Я возвышался на шпильках перед Гарри, а он лежал на полу, снимал меня в полный рост. Олины чулки-сеточки заканчивались ажурными чёрными резинками, которые цеплялись к ремешку на поясе. Бюстик и трусики были того же фасона: полупрозрачные вкладыши по бокам, ажурные цветочки, вышитые шёлковыми нитями алого и золотистого цвета. Это было дорогое бельё, самое лучшее, какое было у Оли.

А потом Гарри меня трахнул. Просто опрокинул в кресло, ни слова не говоря, стянул набок тонкую полоску стрингов, плеснул смазки и вогнал вздыбленный хер до основания. Я чувствовал себя стопроцентной девушкой. У меня даже сомнения не закралось, что может быть иначе, так он приучил меня к мысли, что я могу доставить мужчине удовольствие. Я стонал как девушка, как Оля, мне казалось, стонет по ночам за закрытой дверью их спальни. Я никогда не слышал этих звуков, всё-таки молодые соблюдали меры предосторожности. Но мне казалось, что Оля именно так и стонет, когда Гарри трахает её.

Он долго не хотел кончать, растягивал удовольствие. Всё-таки моя попа теперь принадлежала ему. Он кормил её, лелеял, мял. Но, главное, он делал ей самые лестные комплименты, какие мне доводилось слышать: «нежная сладкая булочка» или «мои близняшки» — так он называл колобки ягодиц.

Гарри имел меня в одной позе: сзади. Будь то на кровати, когда он клал меня на бок, или на кресле, когда он закидывал Олину короткую юбку и трахал меня по два-три раза за день. Я быстро привыкал обслужить его «хотелку» утром и вечером. Мы уединялись в ванной, когда мама с Олей смотрели телевизор или были заняты чем-нибудь на кухне, или мама готовила, а Гарри бежал помогать Оле развешивать бельё на балконе, а по пути заскакивал в ванную, где я уже ждал его, смазанный, чтобы он чпокнул меня незаметно. К такому быстро привыкаешь. Если мужчина постоянно говорит комплименты, признаётся в любви, то любой почувствует себя желанной. Что уж и говорить обо мне, с моим восьмимесячным стажем приёма женских гормонов. Пенис мой по-прежнему болтался безвольно, когда Гарри, залитый сталью, как племенной жеребец, осеменял меня раз за разом. Когда мы оставались вдвоём, он ласкал меня, делал «куни», как он выражался. И я часто кончал, а иногда долго не кончал, но всё равно было безумно приятно. Я готов был греться в лучах любви Гарри вечно.

Всё это случилось не сразу, нам понадобилось полгода, чтобы распробовать запретный плод однополой любви, но тогда, в кресле, я отдался ему как девушка. Он трахал свою Олю в сладкие булочки, а я стонал, как сестра, грязная шлюшка, какой меня сделал Гарри. Он слепил меня из своей похоти, а потом поставил на коленки и с рыком кончил в рот, вгоняя бордовую залупу в самую глотку. Я давился его горячей спермой, но тут же приноровился глотать.

— Да, да, — Гарри водил членом, его точёный рельефный пах, подтянутый, загорелый, с огромным суком члена, вросшим в основание, извергал сладкие фонтанчики семени, а я ловил их на язык и смотрел милому в глаза, прикрывая веки, облизывая ствол и головку.

Моя задница приятно ныла, представляю как чувствовала себя Оля после секса с Гарри. Как выпотрошенная курочка, забитая черносливом для прожарки. Белое душистое масло Гарри впрыснул через горло, теперь и я почувствовал себя курочкой, готовой к запеканию. Чёрное ажурное бельё сеточками укутывало меня: ножки, попка, поясок и грудки — я весь был перевязан, как подарочная рождественская курочка, готовая отправиться в духовку.

— Зайка, какая ты сладенькая, — стонал Гарри, свешиваясь надо мной.

Я пялился чёрными блестящими бусинами зрачков, мысленно соглашаясь с любимым. Он завладел моим сердцем, он украл мой стыд.


2599   3 55  Рейтинг +8.9 [13] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ:

Комментарии 2
Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора Maxime

стрелкаЧАТ +243